Марч-мурч*

82 просмотров

Текст из цикла «Бакинские рассказы».

*Марч-мурч ― это приветственный поцелуй.

Утро. Выхожу во двор. Там ― Рафик. Марч-мурч.

― Как дела?

― Как дела?

Стоим, тусуемся, наслаждаемся погодой.

Подходит Исик. Марч-мурч.

― Как дела?

― Как дела?

Стоим, тусуемся, радуемся солнышку. Из подъезда вылезает Тофик. Марч-мурч.

― Как дела?

― Как дела?

Все так же с ударением на «как».

Курим, смотрим, как дядя Меджид со второго этажа открывает свой сарай и что-то там ищет.

К нам подходит какой-то парень:

― Салам, Тофик!

― Салам!

Марч-мурч. С Исиком ― марч-мурч. С Рафиком ― марч-мурч. Со мной… а ладно… марч-мурч!

Стоим, посвистываем. Исик говорит, что его ждут. Рафик говорит, что его ― тоже. Минут через двадцать оба начинают уходить. Исик с Тофиком ― марч-мурч. Тофик с Рафиком ― марч-мурч. Оба с тем парнем, не знаю как зовут, ― марч-мурч. Потом со мной ― марч-мурч.

― Давай, Тофик!

― Давай, Рафик!

Уходят.

Мы стоим, смотрим, как дядя Меджид принимается стругать деревяшку.

Подходит еще парень.

― Как дела?

― Как дела?

С первым парнем ― марч-мурч. С Исиком ― марч-мурч. Со мной ― куда денешься ― марч-мурч.

Стоим.

Дядя Меджид деревяшку обстругал, стал ее к чему-то прибивать.

Из-за угла возникает новый парень. Со вторым ― марч-мурч, с первым ― марч-мурч, с мной ― само собой. Нормально.

― Как дела?

― Как дела?

Второй парень, сказав традиционное «давайте», уходит. Но прежде, конечно, троекратный марч.

Дядя Меджид продолжает возиться с деревяшками.

Стоим ― я, первый парень и третий парень. Понятия не имею, кто они такие, но стоим нормально. Курим, смотрим. Солнце в зените. Дядя Меджид надел панамку, но все равно что-то пилит.

Подходят четыре парня. По-видимому, знакомые третьего. Марч-мурч занимает минут пятнадцать. Спрашиваем друг у друга, как дела. Один из новопришедших зачем-то отвечает, что хорошо.

Стоим в ряд. Солидно курим. У пятого слева парня ― «Зиппо».

Дядя Меджид стучит молотком. Раздражает.

Трое парней ― я уже путаюсь в их нумерации ― как положено, желают всем «давать», неторопливо перемарчиваются и исчезают за углом.

Возвращается Исик. Марч-мурч, марч-мурч, марч-мурч. Хм… А утром он был не такой колючий…

Я чувствую, что проголодался и иду домой.

Тьфу, чуть не забыл: марч-мурч, марч-мурч, марч-мурч.

Этикет есть этикет.

Напоследок оглядываюсь: дядя Меджид сметает в кучку опилки. Оказывается, он сколачивал для двора скамейку.

Делать ему было нечего…

2002 год

Вам также может понравиться