О нас и вере в Бога. Все смешалось?

2012 год

79 просмотров

На некоторые темы очень трудно писать настолько они деликатны. Извините, если нижеследующим текстом я невольно задел чьи-то чувства. 

…Детская поликлиника. В коридоре, на скамейках и возле выстроилась очередь из мамаш с малышами. Некоторые малыши хнычут, некоторые порёвывают, остальные терпят, терзая родительскую бижутерию. Родительницы отчасти ворчат, отчасти молчат, отчасти вздыхают. Дверь врача закрыта наглухо и напоминает бастион. Никто не заходит, никто не выходит. Очередь постепенно прирастает новыми участниками. Свежая родительница с девочкой на руках, не вытерпев, интересуется у проходящей санитарки:

— Прием есть или нет?

Санитарка, притормозив, благоговейно объясняет:

— Подождите немножко. Доктор молится.  

Была и схожая история. К моей близкой родственнице в трудный час приезжала «Скорая помощь». Приехали быстро, сделали все, что надо. На прощанье врач проникновенно сказала: «Я буду за вас молиться». 

Обратная ситуация, наблюдавшаяся мной в Церкви Пресвятой Богородицы. Стояла там тихая очередь к исповеди. Священник что-то неслышно спрашивал у прихожанки, она ему что-то отвечала. И вдруг слышу: «А вы попробуйте рибоксинчику попринимать, помогает!» Святой отец оказался с медицинскими навыками.

Все смешалось…

Отношения с религией у нас полны парадоксов. С одной стороны, по мнению многих, Азербайджан — страна мусульманская, с другой всем иностранцам, сомневающимся в светскости нашего государства, я указываю на масштабы местного производства алкогольных напитков и показываю сало «Made in Azerbaijan». 

С одной стороны церковь от государства отделена, с другой — в предисловии к учебнику средней школы профессор-историк усиленно ссылается на Всевышнего.

В ресторане клиент требует к водке непременно халяльную колбасу.

Мусульмане для сведения языческой порчи ходят в православный храм.

Все смешалось…

Мечети, церкви и синагоги посещаются прихожанами регулярно, святилища-пиры тоже не забываются. Даже в храме огнепоклонников «Атешгях» я видел молящегося индуиста. А грешников, увы, не убавляется.

Почему-то.

Трудно сказать, что хуже в религиозности — истовость или формальность. Трудно сказать, кто ближе к Богу — церковный чиновник или старушка со свечкой в руке. В вопросах веры вообще трудно говорить категорично, не претендуя на высшие титулы. А претендовать — безусловно, нелепо.

Ну разве что, говорить, начиная с «мне кажется». Да и то — лишь о каких-то частных случаях.

Так вот, мне кажется, что та докторша, которая молилась под плач ожидающих ее детей, верней бы получила бы вымаливаемое, если бы делала свое дело. Мне кажется, что молитва — не самое главное богоугодное дело. Мне кажется, что Он ждет от людей чего-то большего.

Пожалуйста, подумайте об этом в дни священного Курбан-байрама. Да примет Всевышний ваши жертвы.

С праздником, дорогие мои друзья!

Октябрь 2012 года

Вам также может понравиться