Охотник и экстремал Фаик Бабанлы

2017 год

133 просмотров

Фаик Бабанлы – чемпион Азербайджана и международных турниров по боям без правил, путешественник-экстремал и всемирно известный охотник говорит о поединках с хищниками, о диких племенах и о ценности времени.

Главное – деяния  человека. Важно удивить мир, а это очень непросто. Лишь удивившись, мир обернется к тебе. Иначе тебе будут только мешать.

До 30 лет радость мне приносил спорт, в нем я добился всего, чего хотел — титулов, признания. Но после мне захотелось чего-то иного, чего-то совершенно нового. И я решил покорить Африку, недосягаемую и удивительную. В 90-е годы для молодого человека без особенных средств это задача была практически невыполнимой. Но я это сделал. Через «не могу». Уже через год я охотился в Намибии, после перебрался в ЮАР и пошел дальше, дальше…

Я в 99% случаев охочусь на хищников. Моя охота – это поединок. Поединок – на территории зверя, в ареале его обитания. Там он дома, а потому он всегда сильнее. Стреляю с четырех метров, когда животное нападают ночью. И для выстрела есть всего две секунды. И промахнуться нельзя, потому что зверь точно не промахнется.

Из лука я тоже неплохо стреляю, но пока предпочитаю все-таки огнестрельное оружие. Правда, со своим не езжу. Всегда охочусь с местным оружием, порой может достаться какое-нибудь ружье из 1960-х (улыбается). Что ж, это тоже часть приключения.

Вопреки распространенному мнению, охота способна идти на пользу животным. Добывая, скажем, большого престарелого оленя, охотник не только избавляет его от мучительной гибели в лапах хищников, но и, оплачивая лицензию, вкладывает немалые средства в развитие охраны природы.

Где я не охотился? Сразу и не скажешь. Не охотился в Новой Гвинее. Но непременно это сделаю. Буду охотиться с одним из племен Папуа.

Когда я впервые оказался среди диких племен, я понял, какими были люди изначально. У человека не было хитрости, у человека не было подлости. Первобытный человек – словно зверь, только разумный.

Недавно в Перу я упал в озеро, кишащее черными кайманами. И подобные опасные ситуации случаются очень часто. Я уже привык. Человек способен на очень многое, просто люди не умеют раскрывать свои способности.

Я сплю только в долгих перелетах, а в джунглях Африки, в амазонской сельве я не сплю – мне жалко на это время. Однажды перед важным выстрелом я не спал пять суток.

У меня на даче жил самец пантеры по кличке Негро, что по-испански означает «черный». Три года я жил в беспокойстве: как он там, не убежал ли — каждый день ездил на дачу. Пантеры особенны тем, что никогда не приручаются, это просто сгусток агрессии. И однажды я понял, что Негро просто ждет момента для нападения…

В Африке все делается очень тяжело и очень долго. И проводники ненадежные, и бюрократия… Например, сегодня на охоте ты добыл трофей. По африканским законам он тебе будет доступен только через полгода. А с доставкой – даже семь месяцев. И это при условии, что ты все вовремя оплатил, все правильно оформил. Вот такие правила.

Меня называли и Тарзаном, и Королем Джунглей, но я предпочитаю оставаться просто Фаиком Бабанлы.

За границей не спрашивают «Кто ты?». Там спрашивают: «Откуда ты?» И это на меня, как азербайджанца, налагает большую ответственность. И я горжусь, что благодаря мне, многие за рубежом узнают об Азербайджане.

У меня нет врагов. Честно.

Говорят, что я тороплюсь жить. Я отвечаю, что я просто опережаю время. Мне оно чрезвычайно дорого. Если бы время можно было бы купить за деньги, я бы всю жизнь работал бы, чтобы покупать время.

Я сейчас активен, я действующий. Поэтому многого не могу рассказать. Вот когда буду уходить на покой, тогда, наверно, расскажу и мир перевернется (смеется).

Я столько увидел, что мир мне кажется маленьким.

Для сайта Friday.az

2017 год

Вам также может понравиться