Александр Городницкий поет об Азербайджане

2011 год

118 просмотров

Ученый, доктор геолого-минералогических наук, действительный член Российской академии естественных наук), поэт (лауреат Государственной литературной премии имени Булата Окуджавы) Александр Моисеевич Городницкий объездил весь мир, но Азербайджан стал открывать лишь недавно. Азербайджанские открытия – в новых стихотворениях и, конечно, в интервью для нашего журнала.

Я оплавал все моря и океаны, а в Азербайждане никогда не был. Было очень интересно поездить по вашей стране, побывать в Лерике с его долгожителями, гениальном средневековом городе Шеки, Гяндже, давшей миру великого Низами…

А Кедабек с его ашугами?! Для меня совершенно непостижимо, как на достаточно однообразные мотивы нанизывается целая культура, которая заставляет людей волноваться на протяжении многих веков. Еще в прошлый приезд я написал несколько стихотворений, посвященных Азербайджану. В этом году их число увеличилось, и я надеюсь выпустить книжку – сборник стихов и песен об Азербайджане.

Баку

Я с удивлением обнаружил здесь современный европейский город, хорошеющий на глазах. Понимаю старых бакинцев, сетующих на то, что «разрушают страницы городской истории». Но я человек посторонний, и мне было приятно, что на Востоке, который в плане чистоты не самое идеальное место, возник такой чистый, удобный для жизни город. В годы своих странствий я не раз заходил в Сингапур, и видел, как быстро он растет. Баку тоже обещает стать жемчужиной не только Кавказа, но и всего мира. Мне нравится, что здесь происходит.

В свободное от песен время я работаю профессором геофизики, поэтому у меня в Баку есть еще и начуные дела, связанные с нефтью…

Язык

Мне недоставало на улицах Баку русского языка. Не так много в мире городов с подобной мультикультурностью, какую обрел Баку после первого нефтяного бума, после Гражданской войны, когда сюда бежали многие видные представители русской культуры. Этот город дал миру таких разных людей как Зорге и Ростропович, многих поэтов, писателей. Мне хотелось бы, чтоб Баку оставался интернациональным городом. Хотелось бы, чтоб здесь не повторялась сомнительная политика грузинских, украинских властей, отгородившихся от русской культуры и обрекших свои страны на какое-то местечковое существование. Политика политикой, а язык-то великий и культура великая. А когда в Крыму Пушкина заставляют читать на украинском, это идиотизм. Слава богу, здесь такого нет. В Азербайджане полно своих великих поэтов, чтобы ревновать к Пушкину.

Фестиваль

Обнадеживает помимо всего прочего и то, что в Баку из года в год проводится фестиваль авторской песни, которую, как правило, исполняют на русском языке этнические азербайджанцы.

Я с надеждой смотрю на этот фестиваль. Мне нравится, что он маленький. Я в свое время отказался от Грушинского фестиваля, где более 15 лет был членом жюри. Потому что он стал раздуваться. А когда 30 тысяч человек собирается на горе, авторская песня теряет свое значение, ведь это весьма интимный процесс, это задушевное общение под гитару. Кстати, было бы интересно совместить традиционный азербайджанский фольклор с авторской песней …

Основоположник

Когда меня зовут основоположником авторской песни, это не совсем правильно. Потому что основоположников много… В апреле 1942 года после первой, очень тяжелой блокадной зимы, с другими ленинградскими детьми меня вывезли по ледовой дороге на Ладоге в Омск. И в Омске, году в 1944-м я увидел фильм «Два бойца» и услышал, как Марк Бернес поет «Темную ночь». Моя самая любимая песня! Вроде бы и песня не «авторская» – у нее профессиональный композитор, профессиональный поэт. Но какая щемящая интонация!

И я числю авторскую песню не с Булата Окуджавы, которого безмерно уважаю, а с Бернеса и «Темной ночи». И второй, конечно, источник – зековская песня. Но, разумеется, настоящая, а не этот криминальный «русский шансон», который ни к русским, ни к шансону никакого отношения не имеет.

Мемуары

Я прожил длинную жизнь и написал серию воспоминаний. Книга воспоминаний называется «След в океане». Почему так? Сорок лет я плавал по океанам и усвоил, стоя на корме, что кильватерная струя за бортом за три минуты растворяется совершенно. Так же и в жизни…

2011 год

Фото: Руслан Набиев

Вам также может понравиться