Городские прогулки с Вячеславом Сапуновым

1News.az – 2013 год

82 просмотров

Главный редактор журнала Boutique Travel рассказал о самых дорогих ему местах города Баку.

Погуляем по городу…? Неторопливо, с удовольствием, ощущая себя частью этой живой картины, фрагмента Вселенной. Фрагмента, который, как замысловатая мозаика, сложен из домов и переулков, людей и деревьев…

Школу мы заканчивали в самый разгар перестройки и гласности, были невероятными максималистами

С годами эта картина может измениться почти до неузнаваемости, и вот уже вместо квартиры на первом этаже, где некогда жил ваш друг, открыли кафе, а пустырь, на котором вы гоняли в футбол, превратился в парк. Но все равно, стоит там только оказаться, как нахлынут воспоминания, возвращая все образы, запахи, звуки, ощущения… И реальность, дрогнув, раздвоится, и мы окажемся одновременно в двух временных измерениях, — в прошлом и настоящем, которые наслаиваются друг на друга.

Наша новая рубрика предлагает вам вместе с очень интересными людьми совершить прогулку по Баку и посетить те уголки города, которые сыграли важную роль в их жизни.

Пошли…?

Улица Маяковского. Школа №66

Уютное, доброе «Монтино». Зеленый район в середине большого города, по старинной привычке называемый поселком. «Монтино» моего детства было именно поселком — с голубятнями и пожарными бассейнами, с лавочками у подъездов и дворовыми клубами, с трамвайным кругом и огромным Парком культуры и отдыха имени того же Петра Васильевича Монтина.

И моя школа называлась в честь Петра Монтина – пламенного революционера, убитого в 1905 году. Теперь школа носит имя Ильтифата Гаджиева – моего однокашника, тоже погибшего молодым.

В этом здании, построенном еще в 1926 году, я прожил 10 лет, тщательно изучив «жи-ши» пиши с буквой «и», завоевав две грамоты на Олимпиадах по рисованию, так и не разобравшись в органической химии и сделав недурную пионерскую карьеру.

Когда наш класс приняли в пионеры, меня избрали председателем Совета отряда. И предложили выбрать пионерскому подразделению название. Например, назвать отряд «Алый парус». Или взять имя героя войны Ази Асланова. Недолго думая, я выбрал и то, и другое. Поэтому наш пионерский отряд пять лет назывался «Алый парус имени Ази Асланова». До сих пор не понимаю, какое отношение генерал-танкист Ази Асланов мог иметь к парусам, но во время рапортов это звучало очень эффектно. Позже рапорты уже принимал я сам и ушел на пионерский покой в звании председателя Совета дружины и комиссара районного штаба.

Школу мы заканчивали в самый разгар перестройки и гласности, были невероятными максималистами, спорили с учителями, выводили из себя нашего замечательного директора, что-то требовали, что-то доказывали. «В нашей школе больше йогов, чем нормальных педагогов!» — сочинял я дерзко. И лишь спустя годы понял, какими прекрасными были учителя в нашей родной 66-й. Да, кто-то обзывался «ишачками двуногими», да, кто-то ставил «пары» направо и налево. Но, тем не менее, это была хорошая, правильная школа.

Алла Михайловна Богаткина, царство ей небесное, учитель русского языка и литературы, обладала не самым легким характером, не признавала слово «является», но была изумительным русистом, обожала Пушкина, Гоголя, Некрасова, Маяковского и умела невероятно увлекательно о них рассказывать.

Именно под влиянием Аллы Михайловны я поступил на филфак, и спустя пять лет вернулся в родную школу уже как молодой специалист.

Помню, на одном из первых уроков в пятом классе, я, щуплый, 22-летний, битые сорок минут объяснял новую тему, распинался вовсю, проявляя недюжинное красноречие и эрудицию. А когда присел за стол заполнить журнал, девочка Лалочка, сидевшая передо мной за первой партой, вдруг спросила, подняв на меня огромные глаза:

– Вы учитель?!

Три дня спустя я покинул педагогику. Это уже были другие времена.

Улица Измир

На мой взгляд, одна из самых изящных улиц Баку. В 1996 году сюда переехало представительство Межгосударственной телерадиокомпании «Мир», с которой у меня связаны сотни воспоминаний, а равно и большая часть «фильмографии».

Нас, сотрудников МТРК (сокращение от Межгосударственной телерадиокомпании «Мир»), в стране очень уважали, потому что в те времена никто кроме «Мира» зарубежью – ближнему, а то и дальнему – об Азербайджане не рассказывал. А Общественное Российское Телевидение хоть и было иностранным каналом, но унаследовало могучий авторитет советского ЦТ.

Утром мы давали на ОРТ «Новости из Азербайджана», которые, кстати, нередко подводил еще не сильно известный Андрей Малахов: «А сейчас на телеканале «Утро» новости из Баку, «Здравствуй, Али!» Ну, или «Здравствуй, Слава!»

Днем же шла более обширная программа с передачами об экономике, культуре, дипломатии. Помнится, мой минифильм «Этический путеводитель» о традициях гостеприимства за два года показали по ОРТ три раза. Уж очень руководству телекомпании понравилось, что в финале мне, стоящему с микрофоном на февральской крыше, выливают на голову ведро воды. Вообще было немало приключений.

Рафаэль Ильясов на съемках фильма об именах отравился пиротехническим дымом, который для эффекта загадочности организовал режиссер Назим Мамедов.

Мы с режиссером Кямраном Мамедовым и репортером Тимой Халиловым чуть не сверзились в пропасть близ Афурджинского водопада. Мурад Кадымбеков нырял в жерло грязевого вулкана. Водитель Беюкага на шиховском пляже вскочил с берега на полузатопленную карусель, а она провернулась и унесла его далеко в море.

В новогодней передаче и вовсе был парад трюков: Камран в костюме жениха обрушивался в открытый бассейн, я декламировал пожелания в вольере с дикими быками зебу, Аида Абдуллаева общалась накоротке с цирковым медведем. Наконец, когда наша съемочная группа отправилась снимать в пригородный ресторан «встречу видных психологов и психиатров», она оказалась в центре проведения какой-то полицейской операции. Часть хмельных психологов и психиатров была повязана, а часть устроила гонки по бинагадинскому проселку с применением огнестрельного оружия. Вспоминая свист пуль и дрожь от погони, мои друзья до сих пор бледнеют…

За скромное жалованье мы трудились, выдавая на гора десятки и десятки фильмов, передач, репортажей и произведений, жанровую принадлежность которых порой не могли определить даже усталые ветераны телевидения.

Припоминаю замечательные фильмы «Лагич» Рафаэля Ильясова, «Острова на Каспии» Али Шарафетдина и Мурада Кадымбекова, «Гянджа» того же Али Шарафетдина, «Дети войны» Мурада Кадымбекова, «О любви» Айтен Алиевой, «Новруз-байрам» Матанат Сулеймановой, «Ночной Баку» Аиды Абдуллаевой и другие. Их было действительно много. В 1996 году азербайджанское бюро «Мира» стало передовиком среди прочих мировских представительств по объему (а мне думается, и по качеству) вещания. Свыше десятка фильмов той поры стали призерами и дипломантами международных телефестивалей.

«Мир» моей молодости – это пора занятных телеэкспериментов, пора поисков, пора ярких впечатлений и встреч, пора замечательного телебратства. Там я познакомился со многими моими лучшими друзьями. Да, что говорить, и с будущей женой я тоже встретился «на Мире». Служебный роман, между прочим. Кто-то знакомится по телефону, кто-то – по интернету, а мы познакомились по телевизору: Эльнара вела программу «Вместе» в Москве, а я слал репортажи из Баку.

Парк Низами. Вилла Петролеа

Это, пожалуй, последний в Баку парк старого образца, пока не заложенный плиткой, не обогащенный десятком фонтанов, с деревьями и кустами до поры не обстриженными под ноль. Бюсты Самеда Вургуна и Узеира Гаджибекова, обгорелые развалины старого театра здесь напоминают о культурном расцвете советской эпохи. А вот роскошная Вилла Петролеа, расположенная здесь – это уже память более ранней поры – поры нефтяной лихорадки, поры превращения Баку из губернского городка в европейскую столицу. Вилла была восстановлена благодаря самоотверженным усилиям Тогрула Багирова – главы нобелевского фонда. Причем в немалой мере удалось восстановить не только интерьеры, в чем-то их обогатив и развив идею архитекторов, но и дух нефтяной аристократии начала ХХ века. Во всяком случае, мне доводилось встречаться здесь с самими Нобелями — прямыми потомками тех знаменитых – и они подтверждали мои мысли.

А еще для нашего журнала Boutique Baku мы уже несколько лет делаем здесь рубрику «Зеленый диван», приобретшую некоторую популярность. До чего же приятно встречать в гостиной Виллы Петролеа гостей – как правило, моих друзей или же людей, которые становились друзьями после этой встречи. Мурад Дадашов, Нигяр Кочарли, Фатима Ибрагимбекова, Рахман Гаджиев, Софико Шеварднадзе, Вахид Нахыш, Иса Меликов, Балаш Касумов, Саадат Кадырова, Бахрам Багирзаде, Эльнур Баимов и многие другие – беседы с ними на зеленом нобелевском диване запомнились мне навсегда.

А беседа, порой, заходит о самом неожиданном. С Софико мы говорили о прыжках с парашютом, с Фатимой – о детях и принцессах, с Мурадом – о свадьбах и авиаперелетах, с Саадат – о диаспоре и Хакамаде, с Нателлой Керимовой – о нумерологии и реконструкции Гянджи, с Рухангиз Гасымовой – об информационных технологиях и Гонконге… А уж,  сколько осталось «за кадром». Все это определенно тянет на добрую книжку мемуаров. Непременно упомяну в ней, как композитор Меликов двигал для съемки мебель, и какими вкусными были пирожки, которыми композитор Гасымова угощала нашу творческую группу.

Бульвар

Приморский бульвар – это основа послеширваншахского Баку. Менялась власть, менялся строй, а бульвар лишь достраивался и приукрашался. Кто-то помнит купальни на бульваре или базу аквапланов, кто-то помнит строительство нижней террасы и прыжки с парашютной вышки. У меня свои воспоминания.

Практически на каждый период жизни попадает «кусочек бульвара»: прогулки с нянькой, вкусные пирожки с мясом, катание на педальных автомобильчиках, карусели, детский театр, беготня с одноклассниками, локоть, разодранный об асфальт, большая деревянная пристань с прогулочными катерами, ряды рыболовов, чаепитие в кафе «Ахмедлы», клуб «Дракон», съемки веселых телепередач, стендапы на чертовом колесе, чайки, чаепитие в кафе «Садко», показательные полеты турецких асов, мороженое в «Жемчужине», суета со статуями на фасаде кукольного театра, снегурочки в свадебных платьях, престарелые клячи, запряженные в фанерные фаэтоны, ремонт, ремонт, ремонт, создание нескольких модных фотосессий, лучшие модели, лучшие фотографы, экскурсии с гостями города, танцы «Евровидения», наконец, регулярные прогулки с моим ненаглядным Вячеславом Сапуновым-младшим.

…Бульвар очень сильно изменился, забогател, подорожал, стал действительно роскошным местом, достойным звания Центрального парка столицы.

Но как хорошо было бы почистить и Каспий..

Острова

Наргин – можно, сказать, первый остров, на котором я некогда оказался. Еще чуть ли не при советской власти мы снимали там любительское видео на тему – «Какое это чудесное местечко и как было бы здорово здесь устроить веселый парк». Чудесное местечко представляло из себя свалку ржавых кораблей, развалины старого гарнизона да узкую полоску пляжа, вдоль которой в удивительно прозрачной воде резвились рыбки. Из камышей появлялся резонерствующий абориген (в исполнении блистательного народного артиста Рафика Алиева) и приглашал всех-всех-всех, сперва, потрудиться, а затем насладиться.

…За 20 лет ничего вроде бы особенно не изменилось, но идея, насколько я знаю, по-прежнему бродит в лучших умах, и рано или поздно, верю, будет реализована – в виде экопарка, диснейленда (джыртданленда?) или чего-то подобного.

Глядя на Наргин с бульвара, мой сын Славка, помешанный на пиратской теме, представляет, что на горизонте виднеется тот самый Остров Сокровищ. Возможно, он не так уж далек от истины.

Работая над журналом Boutique Travel, я видел разные острова, включая остров Беременной Девы в Андаманском море, населенный обезьянами-попрошайками. Я представляю, как можно оформить острова Бакинского архипелага, какое туристическое чудо из них сделать. И самое главное – одна двухдневная поездка на тот или иной Каспийский остров принесет возможность прочувствовать возвращение в родной Баку, когда город, слегка раскачиваясь, надвигается метр за метром, волна за волной, когда растут дома, увеличиваются деревья, постепенно становятся видимыми горожане вплоть до самых крошечных, сидящих в колясках… Это удивительный эффект. Отчасти он ощущается во время морских прогулок на катерах, но они недолгие и недалекие. А вот если отплыть подальше…

Что?

Кто сказал: «И больше никогда не возвращаться!»?

Возвращаться! Обязательно! Это же наш Баку.

2013 год.

Подготовил Сеймур Закаряев
Фото – Лала Гулиева

Источник

Вам также может понравиться