Богатырское гостеприимство Фирдовси Умудова

2017 год

157 просмотров

Я родился в далеком Газахе, но Баку стал моим родным городом. Это гордость всего нашего народа и моя личная гордость. Им гордятся все мои ученики. И мы делаем все, чтобы Баку, чтобы Азербайджан гордились нами.

– Нет, нет и еще раз нет! – сказал мне отец, когда я только заикнулся о желании заняться вольной борьбой. Мне тогда было 13 лет, я был мальчиком крупным, не очень спортивным, однако любил гонять мяч на школьном дворе да и в потасовках, нередко вспыхивавших после клича «наших бьют!», был далеко не последним участником. Если кого-то обижали, я в стороне не оставался. Навалять мог даже невежливым старшеклассникам. И борьба стала моей мечтой. Нужно же мне было как-то упорядочить свои бойцовские таланты! Тем более, что наш район славился не только поэтами и полководцами, но и борцами.

Но родители хотели, чтобы я не отвлекался от учебы и поступил после школы в университет, стал юристом.

– Я смогу совмещать, честное слово! – уверил их я.

Услышали ли они мое обещание, не знаю. Но слово-то я дал и одним прекрасным утром отправился записываться в секцию борьбы. Пришел и опешил: маленький зал был полон народа – юные спортсмены, их родители, тренеры все смотрели на меня. Дескать, что это за увалень явился?

Но я преодолел и это. Тренер Рамиз Тагиев (а он был заслуженным тренером СССР!), видимо, что-то такое во мне разглядел и принял в секцию.

А вскорости об этом узнал и мой отец.

– М-да, – сказал он. – Что ж, ты принял решение, теперь самое главное – не давать задний ход. Это не по-мужски. Так что обратного пути, Фирдовси, у тебя нет.

И вот картина маслом: раннее-прераннее утро, роса только оседает на зеленой траве, я бегу кросс по дороге, а рядом в автомобиле едет мой папа, дает советы и подбадривает. Ведь отец и сам когда-то боролся, он знал, во что я ввязался.

Через три месяца я стал чемпионом района, а через три года – чемпионом республики.

* * *

Ох, и непростые времена были в начале 90-х… Шла война. Сидя на уроках в Газахе, мы слышали разрывы снарядов, выстрелы – фронт был совсем рядом. Но несмотря ни на что я дотренировался до того, что был принят в юношескую сборную. И нужно было переезжать в Баку. Родные мне собрали сумку, дали коробку с каким-то нехитрым провиантом и сказали просто: «Не подведи нас».

Я сел в скрипучий междугородний «Икарус» и поехал.

Баку встретил меня хмуро. Серые улицы, тревожные взгляды. Я доехал на метро до станции «Сахиль», выбрался на поверхность и тут… мне ударило в лицо каспийским ветром! Я впервые услышал запах моря, почувствовал это невыразимое сочетание ароматов соленой морской воды, нефти и, как ни удивительно, цветов. Я вышел на приморский бульвар, огляделся и сказал себе: «Это твой город, Фирдовси! И у тебя здесь все будет хорошо!»

Хотя, признаться, сегодня, с высоты прожитого и пройденного, даже удивительно вспомнить, в каких условиях мы тогда тренировались. Занимались кто в чём, залы были без отопления, то и дело отключалось электричество, чтобы как-то помыться после тренировки, мы грели воду в ведрах и поливали друг друга из жестяной кружки. О загородных сборах и речи не было. Питались тоже как придется. Но тренеры (а у меня в Баку их было два – Фирдовси Омаров и Ягуб Мамедов) – твердили нам: «Ребята, на вас надеется страна. Если не вы поднимете ее флаг, то кто?» Прекрасные люди, бескорыстные, самоотверженные, влюбленные в свое дело. Во времена, когда иные мастера единоборств, поддавшись соблазнам, шли в коммерцию, а то и в криминал, эти люди – настоящие мужчины! – спасали спортивную школу Азербайджана, воспитывали молодых борцов.

И я тренировался без остановки. Правда, на чемпионат Европы среди юниоров мы поехать не смогли. Таланты у сборной были, а денег на поездку да и формы – не было.

К счастью, к руководству республикой вернулся Гейдар Алиев и жизнь стала налаживаться. Мой любимый Баку обрел второе дыхание, после затянувшейся зимы стал расцветать.

* * *

Я сдержал слово, данное родителям, – поступил на юрфак. Университет «Нахичеван» тогда располагался позади швейной фабрики имени Володарского на границе знаменитого бакинского района под названием Кубинка. Когда-то там было весьма опасно, но в пору моего студенчества страсти поулеглись. В свободную минутку я любил гулять по неровным улочкам Кубинки, от которых веяло старым Баку, заходил в Парк офицеров с его высоченными раскидистыми деревьями… Иногда прогулка продлевалась до парка Рихарда Зорге. Там на огромном мемориале легендарного разведчика виден лишь абрис лица, но глаза сделаны очень глубокими, прорезающими гранит насквозь. Зорге смотрел на меня и словно спрашивал: «Все ли ты делаешь, что можешь?»

И я тренировался, тренировался, тренировался. Спарринги, схватки, соревнования… Стал чемпионом по национальной борьбе гюлеш, уже среди взрослых. Чемпионаты республики по вольной борьбе тоже мне давались… нет, не легко, но органично что ли.  В 1995 году я взял бронзу на молодежном Чемпионате Европы, в 1998-м стал серебрянным призером всемирной универсиады. После юридического окончил академию физической культуры и спорта. В 2004 году в составе национальной сборной стал обладателям Кубка Мира…

* * *

Бакинцы – справедливые люди, в подавляющем большинстве. Но в юности представления о справедливости порой у многих разнятся, особенно когда кипит молодая кровь. Да еще в суровые 90-е! Да еще возле знаменитой Кубинки, где был наш университет!

Чужак косо посмотрел на однокурсницу? Посмел пригласить чью-то сестру на танцы? Недостаточно уважительно высказался о друге? Сказал, что Баку – не самый прекрасный город в мире? Поводов для выяснения отношений было предостаточно – и уважительных, и не совсем. А способ – один.

– Отойдем, поговорим?

– Запросто!

Впрочем разговоры не затягивались, быстро перетекая в первое «Ннна!»

А если всех, «по итогам мероприятия», забирали в полицию, то меня, как правило, отпускали первым. Потому что правда была на моей стороне.

Кстати так я познакомился с полковником МВД Арифом Багировым – прекрасным человеком и замечательным художником. С его сыном Бахрамом – звездой команды КВН «Парни из Баку» я дружу до сих пор.

А драться я, конечно, давно уже не дерусь. Со временем стало вполне достаточно слов. Или взгляда.

* * *

В Баку я понял, что такое настоящая дружба.  

У спортсменов ведь жизнь подчинена особому режиму – общая физическая подготовка, специальная физическая подготовка, рацион и никаких излишеств. А молодость и столичная жизнь полны соблазнов, всегда найдутся приятели, которые зазывают на какие-то гулянки: «Пойдём на дискотеку, пойдём выпьем, всё ты успеешь…»

– Упаси вас бог считать таких своими друзьями! – говорю я сегодня своим ученикам. – Настоящий друг не тот, с кем вам просто весело, не тот, кто прячется за вашей спиной или просто за ваш счет поднимает свою самооценку. Настоящий друг тот, кто понимает, принимает и уважает ваши приоритеты, тот, кто заботится о вас, тот, кто действительно достоин вашей дружбы.

К этим мыслям я сам пришел не сразу, пришел по пути разочарований и потерь… Тем ценнее мне сегодня проверенные друзья.

…Когда я попал в тяжелейшую аварию, родным я даже не сообщил – зачем пугать? А приятели ко мне сразу потеряли интерес. Да и сам я потерял интерес к жизни – понимал, что со спортом покончено. Но…

Видит бог, я даже не помню, где мы познакомились с Ильгаром Мамедовым. Кажется, на каком-то собрании. И Ильгар стал одним из немногих, кто сказал мне: «Фирдовси, депрессия преходяща, а борьбу тебе оставлять нельзя! Ты нужен азербайджанскому спорту!» Он говорил, он настаивал, он убеждал… Пока я, наконец, не осознал: «У меня есть настоящее дело. И у меня есть настоящий друг».

Я стал тренером – сперва у юниоров, затем в национальной сборной.

* * *

Одно время мы проводили тренировки прямо на приморском бульваре: бегали, накручивали километры. Я и сам любил там заниматься – воздух, простор, красота. А еще тогда на бульваре сидели рыболовы. Мужчины всех возрастов, от подростков до пенсионеров, возились с наживкой, увлеченно забрасывали удочки, напряженно вглядывались в воду, иногда обменивались фразами, но больше молчали, искоса поглядывая на соседа: сколько он уже наловил. Я иногда подходил к ним и, если замечал, что тот или иной рыбак настроен на общение, негромко спрашивал:

– Клюет?

– Да какой там, – отзывчиво ворчал какой-нибудь дед в штормовке, – еле-еле трех подцепил с утра. Шторм их что ли отогнал…

– А вон у соседа вашего, я вижу, полное ведро плещется.

– Да ладно тебе! Он вообще ловить не умеет! Ты посмотри как он удочку держит – словно торговец гвоздику перед кладбищем! Таких рыбешек, как у него в ведре, я вообще обратно в море выпускаю – пусть подрастут!

…Сегодня рыбаков на бакинском бульваре уже нет. Теперь они где-то подальше удят.

* * *

Чем отличается тренер от спортсмена? Спортсмен сосредоточен на себе и улучшении своих показателей, а тренер заботится о всей команде. Даже если в команде полсотни человек, к каждому нужно найти индивидуальный подход, каждому разработать индивидуальный стиль. Это только недалеким людям кажется, что борьба это просто. Борьба это целая философия, это целый мир. Борцу нужно знать очень многое – от алгебры до биологии. Да и без литературы и музыки настоящий борец, на мой взгляд, не вполне полноценен. Не зря же видные философы и поэты Древней Греции были и выдающимися борцами: Пифагор, Платон, Алкинад, Пиндар…

Но главное – это, безусловно, дисциплина. Строгая, даже жёсткая.

Был случай, когда мой ученик опоздал на тренировку без уважительной причины. Я сразу указал ему на дверь, отправил домой, отстранил от занятий. И это несмотря на то, что он был лучшим в своей весовой категории, был, ни много ни мало, чемпионом Европы.

Но пока чемпион Европы не проникся, не понял и не повинился перед строем, я его к занятиям не допустил.

Что там говорить, за многократные нарушения дисциплины я своего двоюродного брата прогнал из сборной и он, лишившись отсрочки, пошел служить в армию. Ох, сколько тогда мне пришлось вытерпеть, ведь каждый родственник посчитал своим долгом мне позвонить и упрекнуть.

– Ничего, – говорил я всем. – Если в команде он не понял важность дисциплины, то в армии его точно этому научат.  

И действительно научили. Теперь мой брат сам тренер и убедился в моей правоте.

А мои юные подопечные скоро (в 2008 году) заработали на Чемпионате Европы 3 золотых, 3 серебряных и 2 бронзовых награды. Впервые в истории юношеской сборной.

* * *

Баку романтический город, да и я не лишен этого качества, хотя поначалу не скажешь, да? Стеснительным я вроде тоже никогда не был. До тех пор, пока не встретил Назу. Сколько же времени прошло, пока я решился к ней подойти. А сколько я собирался с решимостью, чтобы ей позвонить!.. Много наблюдал издалека. Однажды когда Наза поехала с подругами в Дендрарий на северном берегу Абшеронского полуострова, я отправился следом… Наза любовалась розарием, экзотическими растениями, причудливым цветами, а я любовался ею.

– Нравится? – вдруг спросила Наза у меня.

– Очень, – кажется, ответил я, – Красивая… хм… цветы. У меня дома тоже растут похожие.

Чтобы понравиться этой девушке, я был готов на все: перевернуть мир и даже преодолеть испуг ее мамы, которая поначалу даже воскликнула: «Единственную кровиночку отдать такому разбойнику?!»

Теперь теща во мне души не чает.  А Наза нередко вспоминает ту прогулку в Дендрарий. В следующий раз мы побывали там уже втроем: я, Наза и наша первая дочурка.

Сейчас у меня три дочки – Фидан, Ясемен и Айшен. Они – настоящие бакинки: веселые, добрые, говорят и по-азербайджански, и по-русски.

* * *

На олимпиаде в Рио-де-Жанейро я встретил немало спортсменов-участников первых Европейских игр, проводившихся в прошлом году в Баку. Как же мне было приятно выслушать комплименты в адрес моего любимого города! «Поверишь, мне до сих пор снится ваша набережная», – признавался один. «Я всем рассказываю про ваши Огненные башни и про Центр Гейдара Алиева», – сообщал другой. «В Рио так спокойно не погуляешь, как в Баку…», – вздыхал третий.

Нам было что вспомнить и я, разумеется, всех снова приглашал в гости.

Какой же азербайджанец не любит принимать гостей, тем более в таком роскошном городе как наш Баку?

Когда-то мои бакинские маршруты были просты – дом, тренировка, университет. Ну и погулять с друзьями.  А теперь я превратился в заправского гида, потому что иностранные гости не хотят довольствоваться ресторанами и прогулками вдоль моря, им подавай что-то особенное. Помню, как лет десять назад мой друг из Киева позвонил, сказал, что скоро приедет, и попросил при встрече показать ему «Шьорт побьери!». Я даже не сразу понял, о чем идет речь.

– Что, прости?

– Можно пойти туда, где «Шьорт побьери!»?

– Это в Баку?

– Говорят, что в Баку.

– Значит, найдем!

Найдем-то найдём, но что ищем-то? Спасибо, жена подсказала: «Ну как ты мог забыть про знаменитую комедию?» Я, конечно, видел «Бриллиантовую руку», но, признаться, не задумывался, где и как ее снимали. И вот, пожалуйста: старший тренер национальной сборной блуждает по узким улочкам крепости Ичери Шехер и расспрашивает испуганных бабулек, где у них тут в 1968 году обретались смешные контрабандисты. Впрочем искал недолго. Надо знать жителей нашего Старого города, чтобы быстро представить, как меня провожали дружной толпой, да еще спорили по дороге, как короче и проще.

И встретив друга, разместив его и накормив, я сразу повез киевлянина в Ичери-Шехер: «Хотел? Вот!»

Он огляделся, убедился, плюхнулся с наслаждением на асфальт и сказал: «Шьорт побьери!»

А я теперь ту «Фиш-стрит» и «аптеку Чиканук» найду хоть с закрытыми глазами.

* * *

Вожу иностранных друзей и к Ширваншахам, обязательно пьем чай на бульваре. А еще люблю подниматься с гостями в ресторан на телебашне, откуда виден весь потрясающий Баку. И видно как тени от облаков перебегают от дома к дому, с квартала на квартал, чередуясь с солнечными лучами. Город словно поигрывает зданиями, переливается, дышит. С высоты особенно хорошо видно, как разрослась наша столица, какой красочной, какой суперсовременной стала.

С дочками люблю гулять вдоль берега моря, вот где воздух и простор. Старшая обожает походы в зоопарк.

С друзьями или один хожу на футбол. Наш стадион назван в честь знаменитого рефери Тофика Бахрамова.

А супруга приучила меня к классической музыке. Еще до свадьбы повела меня в филармонию и я впервые услышал, как звучит симфонический оркестр. С тех пор увертюра к балету Кара Караева «Тропою грома» стала моей любимой мелодией.

* * *

Я признался невесте, что предыдущий раз побывал в филармонии аж в прошлом веке. Это было в Гяндже, там в филармонии проводился республиканский чемпионат по вольной борьбе. Потому что больше, очевидно, было негде.

– Цените! – говорю я молодым борцам. – Сегодня для вас созданы такие условия, которые нам и не снились: тренировочные комплексы, экипировка, специальный рацион, зарплаты…

И надо признаться, ребята ценят. И мои богатыри стараются вовсе не за материальные бонусы. Понимают, что если во время схватки будут мечтать о премии, сразу окажутся на лопатках. Понимают, что нельзя быть патриотом за деньги.

Мы боремся за нашу страну, за наш флаг, за наш гимн.

В 1996 году, во время олимпиады в Атланте весь Азербайджан переживал: хотя бы одну медаль получить! И вольник Намик Абдуллаев взял тогда серебро, в 2000 году он же стал первым азербайджанским спортсменом, завоевавшим олимпийское золото!

Теперь посмотрите, к каким впечатляющим результатам мы пришли сегодня! С олимпиады в Бразилии Азербайджан привез 18 медалей, и 9 из них завоеваны федерацией борьбы! Мы оказались первыми в командном зачёте!

Но самые памятные для меня – олимпийские игры в Лондоне. Каково было напряжение, какова была интрига: завтра закрытие олимпиады, а у нас ни одной золотой медали! В ожидании финальных схваток я буквально поседел, а волосы с обеих рук вообще опали! Бессонные ночи, бесконечные раздумья, невероятная сосредоточенность… которая в результате, вероятно, передалась моим парням. И в один день азербайджанские вольники завоевали две золотые медали! Две! Дважды в этот день – 11 августа 2012 года, никогда не забуду – в Лондоне поднимался азербайджанский флаг, дважды звучал азербайджанский гимн! Тогрул Аскеров (до 60 кг) и Шариф Шарифов (до 84 кг) стали нашими героями. Не в силах сдержать эмоции, я подхватил Тогрула на плечи, он поднял флаг и мы пробежались по залу. То же я потом проделал и с Шарифом… И в дальнейшем буду поднимать, пусть хоть 150 килограммов весят, лишь бы золото завоевывали!

Международная Федерация Борьбы (тогда FİLA, а теперь United World Wrestling) признала и мои заслуги в этих победах, назвав лучшим тренером года в мире.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев лично наградил меня орденом «Слава» («Шохрет»), почетным дипломом, а после олимпиады в Рио – медалью «Прогресс» («Тарагги»). Можно ли мечтать о большей чести?

* * *

Сегодня мой Баку с каждым годом становится все более спортивным городом, принимает европейские, мировые первенства, чемпионаты. И сердце замирает, когда на огромном стадионе десятки тысяч человек поют наш гимн: «Ey qəhrəman övladın şanlı Vətəni! Səndən ötrü can verməyə cümlə hazırız!» («О, колыбель святая славных сынов! Нет земли милей Отчизны, нет её родней!»).

В 2017 году в Баку пройдут Исламские игры солидарности. А уже в ноябре 2016-го мы примем финал традиционного борцовского Гран-При памяти Гейдара Алиева (Golden Grand Prix), в Баку съедутся самые лучшие борцы современности, приедут наши давние друзья-соперники. Мы сделаем все, чтобы они получили удовольствие от пребывания в столице Азербайджана, сделаем все, чтобы они уехали с самыми лучшими впечатлениями. Но, уж простите, сделаем также все, чтобы медали остались в Баку. У борцов особенное гостеприимство, да…

Фирдовси Умудов
Многократный чемпион Азербайджана по вольной борьбе. Бронзовый призер молодежного Чемпионата Европы 1995 года. Серебряный призер Всемирной универсиады 1998 года. Обладатель Кубка Мира в составе национальной сборной 2004 года.
Старший тренер национальной сборной. Заслуженный тренер Азербайджана.
В 2009, 2012 и 2015 годах был избран лучшим тренером года в Азербайджане. За успешное выступление азербайджанских вольных борцов на олимпиаде в Лондоне Международная Федерация Борьбы объявила Фирдовси Умудова лучшим тренером мира.
За заслуги в развитии борьбы в Азербайджане Фирдовси Умудов награжден орденом "Слава" («Шохрет»), медалью «Прогресс» («Тарагги»), а также почетным дипломом президента Азербайджана. Полковник-лейтенант (подполковник) Пограничной Службы Азербайджана.

Рисунки: Виктория Антолини

Специально для журнала «Баку», 2017 год

Вам также может понравиться