Китаро: На Шелковом пути

126 просмотров

На самом деле его зовут Масанори Такахаси. Но в детстве одноклассники, начитавшись популярной манги про одноглазого мальчишку-колдуна, прозвали его Китаро. «А что? – рассудил Масанори. – Красивое имя. И тот Китаро-с-кладбища – вполне хороший парень». Так и повелось.

И в титрах фильмов, где звучала его музыка, и на дисках, демонстрирующих чудеса продаж, и в списке обладателей «Грэмми» – везде значится простое и звучное имя Китаро, имя из манги. И кто знает, может быть, поэтому у бывшего Масанори такая волшебная, чарующая музыка.

Вырос Китаро на ферме неподалеку от города Тоёхаси. Провинциальные нравы и почитание традиций в годы его юности активно смешивались с модой на западную культуру. Молодежь повально увлекалась блюзом и роком. В каждой школе, в каждом колледже организовывалась группа. Появилась своя группа и у Китаро. Сперва он самоучкой освоил электрогитару, затем наловчился играть на клавишных. Он вообще был способный парень. Когда однажды перед концертом барабанщик получил травму, Китаро, недолго думая, сел за ударную установку. И ведь получилось!

После окончания Высшей коммерческой школы в Тоёхаси Китаро переехал в Токио и начал сольную музыкальную карьеру. Именно в те годы счастливая встреча с известным немецким музыкантом Клаусом Шульце открыла для Китаро возможности синтезатора, позволившего проникать в новые мелодические глубины на стыке восточной и западной музыки, а также создавать новую гармонию на базе традиционной. Китаро начал экспериментировать со звуками. Так и не получив музыкального образования, Китаро умеет играть на десятках инструментов. А еще он режиссер, аранжировщик, светооформитель, фотограф и даже пиротехник.

В 1976 году японская телекорпорация NHK заказала Китаро саундтрек для документального сериала. Он удалился в деревню неподалеку от Нагано и создал музыку, составившую впоследствии основу его первого альбома. С него-то мы и начали разговор, состоявшийся прямо на сцене Центра Гейдара Алиева, после долгожданного концерта Китаро в Баку.

На концерте в Центре Гейдара Алиева

– Первый ваш альбом был основан на мелодиях, написанных для документального сериала «Шелковый путь». Потом вы не раз обращались к этой теме; одна из композиций, прозвучавших на бакинском концерте, называлась именно так. Что значит для вас Шелковый путь?

– Подумать только, вы вспомнили! Это ж когда тот альбом вышел?! Тридцать три… нет… тридцать четыре года назад!.. Шелковый путь – великое явление! В древние времена он шел из Японии в Европу, связывая города и страны. Мы действительно сегодня исполнили «Шелковый путь», другая же мелодия называлась «Караван-сарай». Представляете, буквально вчера мы посетили в Баку один из тех караван-сараев, которые располагались по всему Шелковому пути! Это было чрезвычайно волнующе для меня. Возможно, мои гастроли – тоже своего рода Шелковый путь, его новое воплощение.

– Правда, что вы уже однажды бывали в Баку?

– О да. Когда вышел сериал, который вы упомянули, телекомпания купила мне билет для путешествия по странам Шелкового пути: Китай, Казахстан, Узбекистан, Киргизия… И конечно, мой путь пролегал через Баку. 34 года назад здесь не было таких высоких зданий, но были такие же добрые люди, которые радушно меня принимали. Я несколько дней прожил в бакинских семьях. О, сколько я тогда съел шашлыка!

– Как вам современный Баку?

– К сожалению, у нас не было времени на экскурсию, завтра утром уже улетаем. Но скажу я вам, что меня потряс Центр Гейдара Алиева. Это удивительное здание, нереально красивое, фантастическое! Мы сперва, восторгаясь, обошли его вокруг, а затем, войдя внутрь, были потрясены вторично. Ничего подобного я до сих пор не видел.

– Легко ли вы нашли общий язык с музыкантами – Камерным оркестром имени Кара Караева?

– Конечно! Мы же говорим на языке музыки. Сегодня мы репетировали два часа, и ребята все схватывали на лету.

– «Википедия» называет вас мультиинструменталистом. Вы играете на инструментах разных народов. Трудно ли совмещать мелодики?

– Ну что вы! Не трудно, а приятно, очень приятно! Это невероятное удовольствие. У меня большая коллекция народных музыкальных инструментов из разных стран. И играя на каждом из них, я словно вслушиваюсь в душу народа.

– Вы очень позитивный человек. Как вам удается сохранять эту светлую энергетику?

– Думаю, что все дело в музыке. Хорошая музыка по определению несет добрую энергию. Моя задача — уловить энергию музыки из космоса, пропустить через свое тело и донести до слушателя. У меня нет музыкального образования, я научился доверять своим ушам и чувствам. Я слушаю море, я слушаю горы, я слушаю природу. У меня нет ни телевизора, ни радио, ни газет, зато есть дом в Японии, на склоне горы. Ему 250 лет! Именно там я многое узнаю о мире. Я уверен, что моя музыка является одним из элементов природы. Каждую осень в ночь полнолуния я провожу своеобразный ритуал на горе Фудзияма. Собираю несколько сотен барабанщиков, молодых и старых, и мы исполняем традиционные ритмы на больших барабанах тайко. Барабаним на протяжении 12 часов в знак благодарности матери-природе.

– И каждый может к вам присоединиться?

– Да, мы приглашаем всех желающих. Чем больше, тем лучше. Наши ритмы – это пульс жизни, ее кровь.

– Вы не раз говорили, что ваша музыка вне времени. Неужели в ней не отражается ваша жизнь, ваши собственные изменения, внутреннее развитие?

– Я самоучка и постигал секреты гармонии сам. Моя музыка не основана на классических традициях, она по ту сторону правил. Поэтому она действительно не меняется. Меняется только моя энергия.

– На сколько лет вы себя ощущаете?

– Пожалуй, лет на 40. Во всяком случае, хотел бы (усмехается). Но на самом деле мне, увы, уже 61.

– За свою музыку вы удостоились множества премий, включая «Грэмми» за альбом Thinking of You и «Золотой глобус» за саундтрек для фильма Оливера Стоуна «Небо и земля». Какие награды вам особенно дороги?

– Награды отнюдь не являются моей целью. Для меня куда важнее было знакомство с Оливером Стоуном, работа с ним, путешествие во Вьетнам, которое очень много для меня открыло. Мы работали над фильмом «Небо и земля» четыре года. И это было чрезвычайно интересно!

– Многие музыканты мечтают добиться хотя бы частички вашего успеха. Какой совет, вы могли бы дать им?

– Знаете, у каждого художника свой путь и своя тема, поэтому очень трудно что-либо советовать. Пожалуй, скажу так: «Творите музыку для людей, ради людей! Творите ее во имя этого большого мира. Дарите музыку своим близким, пишите ее для тех, кого любите. Доверяйте своим чувствам!»

– В 1989 году вы переехали из Японии в CШA и как-то сказали, что предпочитаете, чтобы вас считали не японским артистом, а артистом мира. Поедете ли вы дальше?

– Я могу жить где угодно. Когда-то жил в Японии, сейчас – в Соединенных Штатах. Мир велик, и все это одна планета. Кто знает, может быть, завтра я буду жить в Баку?


Специально для журнала «Баку»
2014 год

Вам также может понравиться