Лейла Новрузова: Девочка и Оруэлл

2021 год

128 просмотров

В книжный магазин вошла девочка. Пробежала глазами по полкам, нагнулась посмотреть на нижние и, видимо, не обнаружив того, что искала, подошла к продавцу:

— Скажите, пожалуйста, у вас есть книга «Скотный двор» Джорджа Оруэлла?

«Вот ведь что потребовалось! — вероятно, удивился продавец, — Ей же лет 15, а читает не про подростковую любовь, не про супергероев, а притчи о тоталитаризме».

Удивление, наверно, отразилось на его лице, потому что девочка поспешила пояснить:

— Просто в Баку эта книга вышла с моими иллюстрациями… Хотела купить знакомым в подарок.

Такая девочка действительно живет в Баку. Ее зовут Лейла Новрузова. Она художник-иллюстратор.

Родители Лейлы — мама Рена и папа Руслан — говорят, что дочка начала рисовать раньше, чем говорить: кораблики, русалки, путешествия… Да и какие дети не рисуют? Но раз хочет рисовать — пожалуйста! Даже записали ее в кружок при детском саде неподалеку. «В кружке было весело, — вспоминает Лейла, — но там не учили. Рисовали кому что вздумается, да и всё».

«Впрочем, порисовала-порисовала, и ладно. Теперь пора заняться музыкой», — решила мама Рена, которая, как и большинство мам, полагала, что детей нужно развивать всесторонне — мало ли где талант обнаружится.

И Лейлу отдали «на скрипку».

— У меня была чудеснейшая педагог, — говорит Лейла, — но как же я ненавидела саму скрипку! Играла и плакала. Слезы смахивала смычком. И через год сказала: «Не могу больше! Не пойду!.. Хочу рисовать!»

— Я чуть не сгубила талант дочери! — восклицает мама Рена. — Но ведь я хотела, как лучше.

Папа Руслан поначалу был настроен скептически и не особо верил в художественный талант дочери.

«Но несколько рисунков изменили мое отношение к ее творчеству, — признается Руслан Новрузов. — Например, когда Лейла нарисовала нашу семью, включая свою младшую сестренку, в образе королевской фамилии из некоей сказки. Композиция, колорит — все замечательно! И ведь похожи же, несмотря на мультяшность физиономий!.. А еще меня глубоко тронул рисунок, который Лейла подготовила на какой-то школьный конкурс. Тема была очень непростая — «Борьба с насилием над детьми».

На этом рисунке хрупкая маленькая девочка из серого мрачного мира, похожего на зловещую пещеру, выходит на залитую солнцем поляну. Чуть позже Лейла Новрузова победила в другом состязании — общерайонном конкурсе, посвященном Дню Независимости.

Девочку решили учить изобразительному искусству серьезно, и по объявлению нашли учительницу, которая согласилась приходить на дом… Занятия с ней привели к тому, что Лейла… чуть не забросила рисование.

— Она кричала на меня, ругала, могла даже карандаш бросить, — признается Лейла.

Жаловаться девочка не стала. Но свидетельницей очередного «урока» случайно оказалась бабушка Любовь Васильевна. Горе-педагогу сразу указали на дверь.

И неизвестно, чем бы стала заниматься Лейла, если бы в ее жизни не появилась художница Нана Нариманбейли. Художественную школу Наны посоветовала мама бабушкиной пациентки (бабушка — педиатр).

«Очень рекомендую!»

Так у папы Руслана появилась новая забота: два раза в неделю возить старшую дочь на занятия. Пожалел ли он об этом хоть раз? Ничуть! Потому что любящий отец видел, как горят у дочери глаза, слушал, как восторженно рассказывает она о замечательной Нане-ханум.

— Мы собирались у нее в студии, человек по десять, больше там не помещалось, — рассказывает Лейла. — Нана-ханум нам показывала, рассказывала, объясняла. Прерафаэлиты, передвижники… На одном уроке, как правило, нам давалась вольная тема, а на другом — по её заданию. Если у кого-то что-то долго не получалось, она могла подойти и буквально легким движением мизинца поправить рисунок так, что он становился совершенно потрясающим. «У вас волшебный палец!» — говорила одна ученица. Девиз Наны «Рисуют все!» и поэтому к ней ходят заниматься и стар, и млад. И к каждому Нана-ханум находит свой подход, для каждого находит правильное слово.

Мама Рена, увидев воодушевление Лейлуши, посоветовала подруге тоже отвести свою дочку. Та повела дочь, да и сама осталась. Дело даже до выставок дошло!

— У нас на занятиях царила потрясающая атмосфера. Как-то я рассказала Нане-ханум про свою прошлую «учительницу» и как она меня отругала за расположение карандашей на столе и надорванный уголок рисунка. «Но это же просто творческий беспорядок!» — воскликнула Нана. У меня действительно на столе порядок, который… как бы это сказать… понятен только мне, — улыбается Лейла.

Как всякий начинающий художник, Лейла Новрузова экспериментировала, искала свой жанр. Были и необычные направления, которые однажды заставили изрядно понервничать маму Рену.

— Я случайно заглянула в блокнот Лейлуши, — вздохнув, вспоминает Рена Новрузова, — и увидела там совершенно ужасные картины: какие-то чудовища, похищающие детей, какая-то дикая, гнетущая мистика.

— И что же мама сделала? — смеется Лейла, — Она пригласила к нам домой свою подругу, которая внезапно стала горячо интересоваться моим творчеством. Разглядывала, расспрашивала… А потом наговорила маме о всяческих кризисах, переходном возрасте, недостатке внимания и так далее. Оказалась психологом!.. А это были просто мои вариации на тему хоррор-комиксов. Мама же не знала, что компьютерные игры-ужастики с подобным видеорядом сейчас очень популярны у подростков. Мы с подружкой придумали сюжет, и я его изобразила! Почему бы и нет?

Важным событием в жизни десятиклассницы Лейлы Новрузовой внезапно стало мероприятие, к которому она не имела особого отношения: неподалеку открылась новая большая библиотека.

— Наша завуч Наспери-ханум попросила меня и еще трех девочек отправиться на открытие и стать частью праздника. Писатели-то там будут, музыканты приглашены, а хорошо бы, чтоб и художники были.

В назначенный день папа Руслан погрузил в машину дочкины сокровища: мольберт, краски, кисти, и отвез юную художницу на праздник. Там-то, за мольбертом, Лейлу и заметил один интеллигентный молодой человек. Он понаблюдал немного за тем, как она рисует и произнес совершенно неожиданные слова:

— Я представляю издательство «Parlaq Imzalar». Лейла-ханум, не хотели бы вы с нами сотрудничать? Мы издаем мировую классику, книги для детей и так далее.

Лейла-ханум, которую ждали дома уроки, просто онемела от удивления. Но все-таки смогла взять себя в руки и назвала свою электронную почту и адрес в инстаграме.

По дороге домой в голове художницы звучал голос заглавного героя из мультика «Малыш и Карлсон»:

— Но что скажет папа?!

Но папа, хоть и удивился тому, что ребенок внезапно нашёл работу, отреагировал совершенно спокойно:

— Поедем в издательство, поговорим, обсудим. Только говорить буду я.

Поехали и провели первые в жизни Лейлы Новрузовой деловые переговоры.

— Я много лет работал журналистом, и даже был главным редактором газеты, — говорит Руслан Новрузов, — Так что творческие вопросы мне, можно сказать, близки. Правда, я специализировался на информационных технологиях. А здесь художественная литература: романы, повести, сказки… Но поспрашивал, как все организуется, спросил, сколько платят за одну иллюстрацию…

— Я когда услышала сумму, — смеется Лейла, — чуть всё не испортила. «Ой, а почему так много?!»

— Очень важно, — продолжает Руслан, — что издатели всегда вели себя чрезвычайно вежливо, уважительно, корректно. Дочку, несмотря на то, что она тогда еще училась в десятом классе, называли исключительно «на вы», и только «Лейла-ханум».

Когда завуч Наспери Байрамова услышала всю эту историю, она растроганно опустилась на стул и даже прослезилась. Наспери-ханум преподавала азербайджанский язык, но и сама рисовала. Поэтому понимала, что такое признание для юной художницы. Она была очень рада за ученицу.

Первый заказ не заставил себя ждать. Издательство готовило к печати знаменитую сказку Отфрида Пройслера «Маленькая ведьма» и Лейле Новрузовой поручили сделать обложку и десяток иллюстраций.

Лейла сделала несколько эскизов, придумала несколько вариантов, как могла бы выглядеть маленькая колдунья Пройслера и после того, как издатели выбрали один из образов, приступила к работе над иллюстрациями.

— Меня практически не поправляли, — рассказывает Лейла Новрузова, — не указывали, какой именно эпизод книги иллюстрировать, что изображать на рисунке. Поэтому могу сказать, что первая книга мне далась легко. Несколько недель работы — и у маленькой ведьмы в азербайджанском издании появился свой мир.

Второй заказ пришел сразу же. В этот раз все было куда сложнее: Антон Павлович Чехов, «Палата номер шесть». Даже Илья Репин, восхищенный чеховским рассказом, называл его «незатейливым» и «совсем даже бедным по содержанию». Поэтому работа над трагической историей врача Рагина стала для юной Лейлы Новрузовой серьезным испытанием. Но новое воплощение «Палаты» Антона Павловича, со всей ее неизбывной тоской, тоже было принято издателями безоговорочно. Мама, увидев мрачные больничные сцены, изображенные дочерью, только вздохнула.  

Третью книгу, порученную Лейле, также сложно назвать детской. «Скотный двор»! Философская притча Джорджа Оруэлла о превращении демократической утопии в тоталитарную систему!

— Это было не просто, — признается Лейла Новрузова. — Там много персонажей. Все животные. А их, не изменяя анатомии, нужно было показать людьми, да еще каждую свинью — со своим характером. Сложно было… Но интересно.

Прошло совсем немного времени, книги вышли в свет, а молодая художница получила свой первый гонорар. Вот тогда родители окончательно поверили в то, что рисунки дочери — дело очень серьезное.

На первую «получку» Лейла купила кроссовки и еще что-то… Не помнит. Но уже тогда решила — откладывать.

— Надо сказать, что Лейлуша на себя тратит очень неохотно, — рассказывает мама Рена, — а вот на подарки легко. Например, мне на день рождения купила серьги и красивое платье.

А еще Лейла ходила по книжным магазинам и радовалась, когда видела, что книги с ее иллюстрациями покупают.

— Это же здорово, — говорит Лейла, — что народ и книги хорошие прочитает, и мои рисунки увидит. Столько людей увидят!

После того как началось сотрудничество с издательством, Лейла Новрузова окончательно решила специализироваться на книжной графике.

— Я мечтаю создавать такие иллюстрации, — говорит она, — чтобы они не только изображали часть повествования, но и были бы полновесными самостоятельными произведениями: насыщенными, богатыми, подробными. Я очень люблю работы Ивана Билибина, мне очень нравятся Виктор Васнецов, Альфонс Муха, Густав Климт…

Правда, с иллюстрациями пришлось временно погодить. Лейла закончила школу и готовится поступать в Академию Художеств.

— Издатели, узнав, что я пока не могу работать, огорчились. У них было немало планов для меня. Знаете, какую книгу я должна была иллюстрировать следующей? Маме бы понравилось, — Лейла смеётся. — Лев Николаевич Толстой. Смерть Ивана Ильича.

Фото — Фахрия Мамедова.

Специально для журнала «Баку», 2021 год

Вам также может понравиться