«Зеленый диван» с Дадашем Мамедовым

2017 год

110 просмотров

Мы часто посещали яркие выставки, увлекательные воркшопы, шумные пленэры, проводившиеся Дадашем Мамедовым и его организацией Arts Council Azerbaijan. Настала пора пригласить Дадаша с ответным визитом на наши страницы и разобраться, что к чему.

Сапунов: Дадаш, ты коллекционируешь предметы изобразительного искусства. Где висят эти картины?

Мамедов: Картины у меня повсюду: в галерее, в студии, дома… Например, у меня в спальне. Каждое утро, просыпаясь, я хочу видеть картины, которые дарят мне позитивное настроение, которыми я наслаждаюсь. Агрессивную работу я не повешу. И каждый месяц я меняю эту «экспозицию».

Сапунов: Кто ты прежде всего? Коллекционер, дилер, галерист, художник?

Мамедов: Прежде всего я вообще не дилер! Я не занимаюсь продажей картин. Моя главная задача – пропаганда азербайджанского искусства, поэтому я организую выставки, создаю галереи. Я галерист, я художник, я искусствовед. Художником я стал потому, что мой отец был художником (Назим Мамедов (1934-2004) – художник, мультипликатор – Прим. ред.). Мы все с детства рисовали. Рисовать, наверно, начали раньше, чем ходить… Я два года учился в Германии – дизайну, компьютерной графике и так далее. Когда вернулся в начале 2000-х, обнаружил, как несправедливо наше общество к молодым художникам. Галеристы выставляли только «проверенных», известных художников, своих знакомых или коммерчески успешных. Молодым, еще неизвестным художникам никто выставки организовывать не стремился. И получалось, что молодым просто не было места, не было площадки. Я задумал создать такую организацию, которая решила бы эту проблему. Сегодня Arts Council – одна из самых известных и самых активных организаций, занимающихся искусством. Более того! Это теперь международная сеть! Arts Council есть во многих странах, от Латвии до Колумбии!

Сапунов: Есть разница в деятельности Arts Соunсil в других странах?

Мамедов: В деятельности разницы нет. Но Arts Council бывают двух видов. Где-то он и заменяют Министерство культуры, например, в Англии или в Австралии. А где-то, в частности у нас, это неправительтвенная организация, схожая с Союзом художников.

Сапунов: В чем достоинство Arts Council как сети?

Мамедов: Например, ты – представитель Arts Council в Латвии, у тебя галерея. Ты хочешь провести выставку в Баку. Ты приезжаешь в Баку и проводишь эту выставку, при этом ни за что не платишь. После ты делаешь то же для меня в Риге.

Сапунов: Но с государством вы тоже сотрудничаете…

Мамедов: Да, в частности, мы сейчас сотрудничаем с заповедником Ичеришехер. В средневековой башне-донжоне у нас галерея Art Tower – совместный проект Arts Council Azerbaijan и Управления Государственного историко-архитектурного заповедника Ичеришехер, созданный в целях развития культуры и искусства страны. Если хочешь что-то сделать – делай! Не стоит ссылаться на отсутствие бюджета. У нас как в начале бюджета не было, так его и сейчас нет. Но мы продолжаем проводить, минимум, три мероприятия в месяц.

Сапунов: А максимум?

Мамедов: Рекорд был – девять мероприятий.

Сапунов: А сколько ты вообще провел выставок и других мероприятий?

Мамедов: Ох… Arts Council существует 11 лет. Попробуй умножить минимальную «тройку» на… 132 месяца…

Сапунов: То есть не меньше полутысячи.

Мамедов: Довольно много, да. Выставки, воркшопы, фестивали, пленэры… У нас множество своих проектов, много проектов совместных. В данный момент мы работаем над познавательным проектом «Комикс», направленным на раскрытие проблем творческих людей. Это совместный проект British Council и НПО Arts Council Azerbaijaп в рамках программы ЕС и восточного партнерства «Культура и креативность». Она призвана обеспечить поддержку культурных и креативных индустрий, а также способствовать увеличению их вклада в устойчивое гуманитарное и социально-экономическое развитие в Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии, Молдове и Украине. Я руковожу кампанией «Измени мир культурой»: посредством серии комиксов мы пытаемся поднимать современные проблемы художников.

Сапунов: Какие именно?

Мамедов: У творческих людей проблем много. И не все они связаны с финансами. Художникам порой нужно просто не мешать! Оставьте его в гараже, который он превратил в мастерскую, не отнимайте у него чердак!..

Сапунов: Чем измерить успех галериста?

Мамедов: Коммерческие галереи могут приводить цифры продаж. В моем случае продаж нет, мне важно просто привозить и организовывать выставки интересных художников, чтобы наша публика могла регулярно наслаждаться хорошим искусством, наблюдать интересных творческих людей. Например, недавно были молдавский художник с дочерью, а скоро приедет известный швейцарский граффитист, который будет расписывать бочки и стену. Каждую неделю – что-то новое! Иностранные гости, местные художники… И все это не для «галочки», а для народа.

Сапунов: Чему тебя научила практика бакинского галериста?

Мамедов: Никогда ни на кого не надейся!

Сапунов: Назови лучшие галереи в Баку. Какие тебе нравятся? Посоветуй, куда сходить.

Мамедов: Такие политические вопросы задаешь! (смеетеся) Arts Council сотрудничает со всеми галереями, со всеми художниками, со всеми журналистами…

Сапунов: Ну все-таки…

Мамедов: Галерей много. Но толка от большинства не заметно.

Сапунов: Какой проект ты лелеешь в душе, что пока осилить не можешь?

Мамедов: Моя мечта – создать музей азербайджанской мультипликации. Для него нужно солидное помещение где-нибудь в Старом городе.

Сапунов: Чего может добиться художник в Азербайджане?

Мамедов: Получить звание Народного художника.

Сапунов: Ты хочешь получить это звание?

Мамедов: Если бы меня оценили, мне было бы приятно. Самому к этому стремиться – странно. Хотя азербайджанская поговорка гласит «Кто не плачет, тому молоко не дадут» (улыбается). Но я никогда не пиарил себя, даже на моей странице вовсе не мои работы.

Сапунов: А где же, кстати, посмотреть твои работы?

Мамедов: У меня в студии.

Сапунов: А на выставке?

Мамедов: В Азербайджане я не выставляюсь, мои работы есть в Германии, Турции, Голландии, Бельгии… Были и персональные выставки. Но в Азербайджане, наверно, еще время не пришло. Хотя, сам понимаешь, организовать собственную выставку я могу с легкостью.

Сапунов: Твой стиль исполнен эротичности, как я заметил…

Мамедов: Я люблю рисовать женщин. Нет, не обнаженных, это все в прошлом. Но меня волнуют женские проблемы. И новый цикл, который я задумал – «1001 приключение», – будет о женщинах. Вот картина «Девственница», где изображена девушка, которая с часами в руках ждёт и ждёт принца на белом коне. А часы тикают, молодость проходит. Чего ждет? Зачем?

Сапунов: Художники не любят друг друга?

Мамедов: Нет, почему же? Я, например, очень люблю творчество Эльдара Бабазаде. Говорить о творчестве отца, возможно, неправильно, но ведь он был моим учителем и помог мне найти мой стиль. Люблю картины Джавада Мирджавадова – одного из самых значительных представителей Абшеронской художественной школы…

Кстати, дача родителей моей супруги в поселке Бузовна некогда считалась одним из ярких уголков азербайджанского творческого мира. Все арт-тусовки Абшеронской школы проходили на этой даче. Там жил дядя моей жены художник Ариф Аскеров по прозвищу «Саггал Ариф». А напротив была старинная баня, которая запечатлена на самой первой работе Фархада Халилова – председателя Союза художников… Впрочем мы отвлеклись. Я хочу, чтобы в Азербайджане было больше музеев, с коллекциями мирового уровня. Хотелось бы, чтобы у людей увеличился интерес к искусству. Хотелось бы, чтобы люди вкладывали в искусство и создавали свои коллекции. Понятно, что полотна Клода Моне сейчас купить почти нереально. Но реально вкладываться в молодых художников, которые со временем станут дорогими. Это и есть наша цель – промотировать молодых!

У меня в коллекции есть картина молодого художника и она уже весьма ценна. Во-первых, потому что автор давно не пишет в этом стиле. А во-вторых, я выставлял ее рядом с Миро, Дали и Пикассо в одном зале. И каталог той выставки – документ, свидетельствующий о высоком уровне живописи молодых азербайджанских художников.

Сапунов: В нашем Национальном музее есть прекрасная коллекция произведений русского искусства: Шишкин, Боровиковский, Верещагины, Маковский, Пукирёв и другие! Но вернемся к продвижению азербайджанского искусства…

Мамедов: В последние годы первая леди Мехрибан Алиева очень много сделала для того, чтобы азербайджанское искусство стало известным за рубежом. Я был в Венеции на биеннале, буквально на каждом шагу я слышал о наших художниках. Роскошный пиар для Азербайджана! На мой взгляд, можно было бы задействовать малые организации, малые сообщества.

В условной «войне» нужна и армия, и партизанское движение (смеется). Так пиар станет всеобъемлющим.

Сапунов: А сами художники?

Мамедов: Сами художники стараются, да… Но порой бывают очень ленивыми. Жалуется: «Как быть?! Галерей нет! Выставку немогу провести!..» Говорю ему: «Я проведу твою выставку, пиши, приноси!»» И нет его! Были случаи, когда я давал художникам холсты, дарил краски, лишь бы писали… Ни черта не сделали!

Сапунов: Если ты в ближайшее время встретишь министра культуры, что ты у него спросишь, что ты ему скажешь?

Мамедов: Я просто поздороваюсь. Я вижу министра почти через день. Но с просьбами или пожеланиями к нему не обращаюсь. У министра для этого есть протокол, разные заявки и проекты принимаются в письменном виде, а потом передаются дальше. В лоб ничего не делается. «Вот конверт, почитаете дома!» Это не правильно, это неэтично. А с хорошим проектом я пойду к замминистра или к его помощнику. Но в ближайшее время я отправлюсь в другую организацию – в таможенный комитет, чтобы предложить убрать акцизы на ввоз холстов. Никто, кроме художников, холстами не пользуется. Холсты очень дорогие, а без них как развивать искусство?! Во многих странах культура приносит 5-10% дохода в бюджет! Так давайте и нашу культуру поднимем! Она в долгу не останется!

Редакция благодарит Nobel Oil Club за помощь в проведении съемки.

Фото: Масуд Аллахвердиев

2017 год

Вам также может понравиться