Свет и музыка Александры Кремер-Хомасуридзе

2009 год

83 просмотров

Фотохудожница с многосложным именем — парижанка, родившаяся в Москве и выросшая в Баку.
15 лет супружества с великим скрипачом Гидоном Кремером подарили ей дружбу с крупнейшими музыкантами современности, один из результатов которой — великолепная фотовыставка «Live Music».

Гении

Гений — это талант плюс работа. Когда видишь, как он вкалывает и какие мысли при этом к нему приходят, понимаешь — на такое способны только гении. К примеру, у Гидона невероятная палитра произведений: далеко не каждый может сыграть настолько разные вещи. И гений не только играет — он подвигает композиторов на новые шедевры.

Без гениев жить неинтересно. Без них — сплошная стагнация. А вот увидишь какую-нибудь потрясающую выставку и думаешь: «Боже мой! Какая красота!» И начинают роиться собственные мысли.

Бывшие

Очень легко получить первое место, но очень трудно его удержать. Многие оказались неспособны на второй подвиг. Они завязли в своем благополучии. А если человек не прогрессирует, он откатывается назад.

Суеверия

Я была очень удивлена, когда узнала, что у огромного количества музыкантов есть талисманы, почти у всех: у одного — платочек, у другого — письмо, у третьего — какая-то штучка, которую он никому не показывает. Творческие люди суеверны.

Съемки

Важно настроить героя на съемку, чтобы он раскрепостился и перестал зажиматься. «А ты можешь вот так?.. А так?» И пошло, поехало — весело, игриво даже. Но, конечно, нужно и выбрать момент. А то он, может, репетирует, а ты тут со своими «хахаха-хихихи»… Депрессивные состояния я не снимаю.
Мои герои мне все родные — не хочу я их преподносить с отрицательными эмоциями. Да и они, как правило, люди воспитанные, люди public — умеют держать себя в руках. Они же с трех-четырех лет в музыке. Пока мы с вами играли в футбол, они пилили свои гаммы.

Прошлое

Из гениев прошлого мне было бы интересно познакомиться с Бунюэлем, с Бальзаком, Феллини. За работой Ван Гога я понаблюдала бы издалека. А Пикассо — для меня личность чересчур давящая. Недавно я была потрясена тем, что делал Блок. С удовольствием ознакомлюсь с его дневниками.

Я недавно была в Фонтенбло и подумала: «Как же, наверно, скучно было здесь жить. Один и тот же садик, одни и те же лица, сплетни, и никуда не денешься!» Египет мне более интересен: все эти тайны древних жрецов, загадки фараонов. Очень бы хотелось узнать всю правду о той эпохе!

Пино

На Венецианском бьеннале меня потряс Франсуа Пино — французский магнат, не имеющий никакого образования, но создавший в Пунта Дела Догане — бывшей таможне — невероятный музей современного искусства. Человек бизнеса оказался автором великолепного арт-проекта!

Цифра

Я абсолютно не смыслю в цифровой фотографии. Когда я пытаюсь разобраться во всех этих кнопочках, я забываю, что, собственно, хотела сфотографировать. Цифра, видимо, дело мужское. Они как-то лихо в этой технике разобрались.

Вместе с тем цифра и пленка дают совершенно разные результаты. Цифра хороша на мониторе, но когда печатаешь фотографию два на три метра, сразу видны все ее недостатки. У меня, как у бывшего реставратора, очень развит глаз. Я сразу вижу все проступающие квадратики. Работа с пленкой и дороже, и труднее, но она того стоит.

Ч/Б

Я люблю черно-белую фотографию. Мне эта гармония ближе. Она красивее. Хотя и не во всех случаях.  Хочу поработать с текстурой, поработать над бумагой, может быть, добавить какой-то материал.

Тираж

Я ограничиваю печать своих фотографий. У каждой — всего семь копий. Если я начну их тиражировать, они ж сразу обесценятся. Не может что-то претендовать на статус произведения искусства, будучи выпущено в ста экземплярах. Настоящие фотоработы — только подписанные и пронумерованные.

Весь процесс, кроме проявки пленки, я контролирую.

Пари-Матч

У нас с «Пари-Матч» сохранились прекрасные отношения. Например, мне был очень интересен их проект в России: мне эта тема близка. Но в какой-то момент информационные фоторепортажи показались мне узкими, и я решила смотреть на мир не глазами «Пари-Матч», а своими.

Париж

Париж для меня — перекресток всех дорог, город, куда всегда возвращаются мои друзья. Париж отличается от других городов особой человечностью, там все на твоем уровне, все доступно глазу. Все рядом. Все пешком. И это дает ощущение свободы. Никто никого не осуждает, никто ни за кем не следит. Но парижанам все интересно, и тебя принимают с распростертыми объятиями.

Я не отношусь ни к какому кругу — ни к старой эмиграции, ни к новой, ни к аристократии, ни к буржуа. Очень мегаполисное состояние души. Все разные и всё разное.

Интернет

Я бы хотела завести блог, но боюсь, что на него уйдет вся моя оставшаяся жизнь.

Фото: Руслан Набиев

2009 год

Вам также может понравиться