«Зеленый диван» с Бахрамом Багирзаде

2012 год

75 просмотров

Народный любимец Бахрам Багирзаде – «Парень из Баку», актер, режиссер, художник, издатель – недавно тихо отметил свое 40-летие. Грустно это или весело – думать об этом особо тоже некогда. Потому что есть более важные заботы и мысли.

Сапунов: Все определенно началось с КВН, с легендарной команды «Парни из Баку», где была непременная линейка фронтменов: Тимур Вайнштейн, Энвер Мансуров, Вадо Коровин, Олег Бланк и другие. А ты был неким фронтфронтменом – первым из первых, этаким символом команды и следовательно – символом страны. Изображал ли ты азербайджанца среднестатистического, азербайджанца идеального или, может быть, какого-нибудь другого?

Багирзаде: Во-первых, все началось, не с КВН, а раньше, с ансамбля «Джуджалярим», в котором я танцевал в 1978 году. Когда в Баку приезжал Леонид Ильич Брежнев, я вручал ему цветы на сцене Дворца Ленина. Затем я играл детские роли в телепостановках из цикла «Вечер рассказов», танцевал в ансамбле «Айпара» у Вагифа Герайзаде. Однажды, во время фестиваля «Бакинская осень», наши танцы увидел капитан сборной Баку Анар Мамедханов. Он вспомнил меня и по школьному КВН, где я уже был «парнем в кепке», и пригласил в команду, правда, сперва в качестве танцора. Я не был фронтменом, а подтанцовывал где-то на третьей линии. А потом мне поручили две фразы, которые я помню до сих пор: «Ответное письмо нефтяников заканчивалось так…» и «Уж больно!» Их я произносил на игре «Львовских гусар» и «Магмы» в 1991 году. Я стоял на сцене с краю, но когда Юлий Соломонович Гусман увидел, что я отыгрываю все шутки, он посоветовал «переместить этого мальчика в центр». Тогда же Ян Альбертович Гельман (художественный руководитель «Одесских джентльменов», шеф-редактор телепроектов «Городок», «Утренняя почта», «Голубой огонек». – ред.) вручил мне кепку и порекомендовал лепить образ среднестатистического азербайджанца. Они короновали меня на эту роль, и я жил в ней очень долго.

Сапунов: Не надоедало?

Багирзаде: Да, я даже жаловался, дескать, сколько можно? Но мне говорили: «Пока образ работает, он должен быть». И признаюсь, мне этот образ нередко помогал в быту – при встречах со всяческими гаишниками и сотрудниками министерств.

Сапунов: Мне кажется, что КВН, «Парни из Баку» были таким звездным часом, который просто не сможет повториться. Когда я в 1990-е годы предъявлял в метро удостоверение «парня из Баку», полицейские принимались улыбаться и передавать «привет Бахраму». Кстати, тебе привет от тех полицейских… Так вот, вряд ли такая всенародная любовь повторится. Грустишь ли ты от этого?

Багирзаде: Не-ет. Не стоит жить прошлым. Надо жить здесь, сейчас и в то же время думать о будущем. Я уже думаю не как актер, режиссер, а как отец, как глава семьи. Чтобы мои дети – Джавид и Таира – когда-нибудь порадовали меня так же, как я радовал своего отца. Дочка моя  уже стала чемпионкой Азербайджана по русским шашкам. На чемпионате мира заняла восьмое место среди десятилетних, хотя ей было всего восемь. Сын занимается баскетболом, плаванием, танцует.

Сапунов: Но и на себе в 40 лет крест ставить рановато, а?

Багирзаде: Конечно! В КВН в таком возрасте уже играть странно. Но творчества в моей жизни достаточно. К примеру, много снимаюсь в кино. Сейчас – в фильме по произведению Анара «Красный лимузин», вместе с Сарханом Сарханом. Режиссер Арзу Уршан. До этого снимался у Надира Мачанова в проекте Егора Кончаловского «Баку, я люблю тебя», у Юлия Гусмана в «Не бойся, я с тобой! – 2» … Но, конечно, таких побед, как в КВН, не будет. Даже если я получу «Оскар» или приз Каннского фестиваля. Того молодого драйва уже не будет.

Сапунов: Прощание с молодостью меня тревожит еще и тем, что сейчас очень помолодела смерть. Уже умерли пятеро «Парней из Баку».

Багирзаде: Да, уже ушли актер Фарис Джасим, авторы Махир и Коля Шваров, директор команды Леня Рабинович, ушел и наш капитан Анар Мамедханов…

Сапунов: Римляне говорили: «Memento mori». Ты сам помнишь о смерти?

Багирзаде: Нет, признаться, я стараюсь об этом не думать. Хотя, как правоверный мусульманин, я, конечно, должен всегда быть к ней готовым.

Сапунов: Образ комика, от которого всегда ждут искрящегося юмора, шуток, часто бывает очень докучливым. Тяготит ли он тебя?

Баrирзаде: В молодости мне это нравилось. К 30 годам это уже надоедает. А в 40 от тебя этого уже не требуют. У меня сформировался вполне круг общения, где меня хорошо знают, и не требуют чего-то неправильного. 40 лет вполне уютный возраст. Говорят, что 40 – это старость молодости, а 50 – молодость старости. 70-летний Александр Ширвиндт сказал на 50-летнем юбилее своего друга: «Ничего не бойся. В 70 – это то же самое, что и в 50, только помедленнее».

Сапунов: А ведь есть что вспомнить из задорной молодости! Помнишь, что «Парни» вытворяли на выездах, на гастролях? Подшучивали над солнцевской мафией, издевались над ОМОНом, проводившим в «Измайловской» ночные обыски…

Баrирзаде: На Вадо наставили «Калашникова» и спросили «Где травка?». А он указал на гостиничный газон… Чего только не было! Во время круиза на лайнере «Тарас Шевченко», где половина пассажиров были армяне, я ночью спустил украинский флаг и поднял азербайджанский…

Сапунов: А каким, по-твоему, будет фильм «Не бойся, я с тобой! – 2»? Сиквелы редко повторяют успех первых картин.

Багирзаде: Мы 30 лет смотрели «Не бойся, я с тобой!». Я уверен, что новое поколение будет 30 лет смотреть его продолжение. Должно получиться очень хорошее кино!

Сапунов: Там снялось много неактеров. Например, знаменитые знатоки Балаш Касумов и Ровшан Аскеров …

Багирзаде: С ними Юлик прямо на площадке придумал хорошую шутку. Ровшан с Балашем в кадре говорят, что азербайджанский народ должен знать всё: что, где, когда… А я предложил, чтобы мой герой – депутат-оппозиционер, ненавидящий всё и вся – сказал бы: «Веселый и находчивый народ эти анархисты!» Но Гусман не принял.

Сапунов: Что в азербайджанском кино сейчас прекрасно, а что прискорбно?

Багирзаде: Прекрасно, что государство стало выделять деньги на производство кино, сериалов. А прискорбно то, что все снимают непрофессионалы. Старое поколение ушло, а новых учить некому.

Сапунов: Зато реконструкцией нашей киностудии занимается и сам Жерар Депардье. Как ты  думаешь, что из этого получится?

Баrирзаде: Что-нибудь получится обязательно! Пусть приезжают к нам больше, пусть учат! Мы сейчас беседуем в особняке братьев Нобель. Когда-то они приехали, научили азербайджанцев технологиям нефтедобычи. И теперь Азербайджан – одно из передовых нефтяных государств. И в других отраслях тоже надо учиться у знающих, опытных. В том же КВН я учился у одесских ребят, у донецких, а потом адаптировал все под азербайджанский характер. Очень важно учиться, очень важно учить! Я считаю самым великим азербайджанцем Узеира Гаджибекова, который создал у нас музыкальную школу. Все джазовые фестивали, мугамные, классические, Евровидение – все это благодаря Узеиру Гаджибекову. Он в 30-е, 40-е годы пригласил сюда из Москвы и Ленинграда педагогов, которые ставили нашим музыкантам руки. И сейчас все лучшие пианисты – из Азербайджана. И все наши музыкальные победы – благодаря Узеиру Гаджибекову. То же самое касается футбола. Почему-то у нас все надеются на Берти Фогтса (главный тренер сборной Азербайджана по футболу. ред.). Поверьте, один он ничего не сделает. Для того чтобы в Азербайджане через 15 лет появился футбол, нужно уже сейчас привозить целые вагоны «Берти Фогтсов», открывать в регионах школы, чтобы немцы учили наших детей футболу. И тогда позже очередному «Берти Фогтсу» будет с кем работать – с ребятами, которые могут мыслить и играть как европейцы.

Сапунов: Для начала нужно хотя бы просто футбольные площадки для детей оборудовать…

Багирзаде: Почему у нас город становится с одной стороны все красивей, а с другой – все уродливей? Я не боюсь таких слов! Потому что у нас нет новых профессиональных архитекторов, профессиональных дизайнеров. Однако есть очень талантливые люди, которых надо просто научить. Многие на меня обиделись, когда я выдвинул такую идею: для того чтобы в Азербайджане появились новые хорошие архитекторы, нужно закрыть архитектурный факультет. А на сэкономленные деньги в год четырех самых способных отправлять на учебу за границу – к Норману Фостеру, к Жану Нувелю, к Сантьяго Калатраве. Этого будет вполне достаточно. То же самое в кино: нужно посылать в ГИТИС, во ВГИК по нескольку человек в год. И через 20-30 лет мы почувствуем добротный результат! Выявлять в каждой области лучших учителей и отправлять к ним наших студентов. Обучить, наконец, нaшиx искусству сервиса. Чтобы официант в кафе «Жемчужина» на глазах изумленных иностранцев не собирал руками в моей тарелке куриные кости. Я его не виню, он не знает, как правильно. Его тоже надо обучить.

Сапунов: Хорошо, а чему Азербайджан может научить другие страны? Ради чего будут присылать на учение к нам?

Багирзаде: Да хотя бы кулинарии! У нас очень вкусная кухня, и могли бы распространить ее на другие страны, сделать такой же популярной, как итальянская, китайская, португальская… Только сделать это стильно, элегантно.

Сапунов: А чему научишь ты?

Багирзаде: Быть искренним.

Редакция благодарит Nobel Oil Сlub и бутик Gianfranco Ferre за помощь при создании материала.

Фото: Халид Зейналов

2012 год

Вам также может понравиться