Борис Беккер: Всем нужны друзья

97 просмотров

В середине октября по столице Азербайджана прокатился слух, взволновавший всех любителей спорта: в Баку приехал с частным визитом великий тенниссист Борис Беккер! Он ходит по городу, восхищается архитектурой, фотографируется с бакинцами, публикует записи в Twitter и фотографии – в Istagram!.. Мы не смогли остаться в стороне. Ведь в Азербайджане накопились не только спортивные достижения, но и спортивные вопросы.

— Теннис крайне эгоистичный вид спорта, как правило, в нем наивысших успехов достигают ярко выраженные индивидуалисты. Но вы известны не только, как победитель многочисленных личных турниров, но и как рекордсмен Германии по числу побед в Кубке Дэвиса — фактическом командном чемпионате по теннису. Именно вы внесли решающий вклад в первый в истории немецкого триумфа в этом турнире. Насколько соответствует, на ваш взгляд, идея Кубка Дэвиса самой философии тенниса? Ведь порой в одной команде играют самые закадычные друзья-соперники?

— Этот вопрос имеет несколько аспектов. Да, прежде всего теннис — спорт индивидуальностей, но это не значит, что эти индивидуальности не любят играть в команде. Каждому нужны друзья и каждому нужны товарищи по команде. Особенно, когда ты представляешь страну. В этом прелесть Кубка Дэвиса — можно сыграть в одиночном разряде, можно играть и парами. И в любом случае мне просто необходимо, чтобы мои друзья по команде победили. Целью, конечно, всегда остается победа. Но если в тебе достает интеллигентности, ты всегда найдешь способ исключить соперничество и уделить время дружбе. Для этого необходимо особое мышление. А хороший тренер всегда найдет правильный баланс.

— Каков же ваш персональный способ находить баланс между соперничеством и дружбой?

— Ты должен попытаться оставить в стороне личностные моменты. Если ты вообразишь, что Кубок Дэвиса — только для тебя, ты никогда не победишь.

— Ваш успех в 1985 году, когда вы в возрасте 17 лет выиграли Уимблдон, в наше время, кажется, побить невозможно. С чем связано такое «взросление» чемпионов Большого Шлема? Или все-таки стоит ждать нового Бориса Беккера?

— Надеюсь, нет. Потому что мой рекорд будет побит (улыбается). Спорт, и теннис в частности, дело весьма сложное. Современные подростки очень часто могут быть вполне развиты физически, но морально остаются еще весьма незрелы для успеха. В пору моего взросления было куда больше тинейджеров, играющих в теннис хорошо. Может быть, именно потому, что они были более зрелыми…

— Кто из нынешних звезд тенниса хоть немного напоминает вам того Бориса Беккера, который в 80-х противостоял шведским гигантам Виландеру и Эдбергу?

— Никто! Все – иные.

— Вы сами — легенда мирового тенниса. И не удивительно, что про вас сочиняют легенды. Одна из них гласит, что вы во время Уимблдона отращивали щетину высотой 4,76 см, потому что такова высоты трава на Уимблдоне. Слыхали вы про эту байку и насколько она соответствует истине?

— Да, это действительно правда!.. Когда ты публичная персона, о тебе всегда ходят какие-то истории. И смешные, и несмешные. Про меня чего только не говорят.

— Какая же история нравится вам самому?

— Вы знаете про прозвище «Бум-бум»? В юности, еще до того, как я выиграл Уимблдон, я играл в паре с индийским теннисистом, который был намного старше меня. Это был Виджей Амритраж, ставший особенно знаменитым благодаря съемкам в фильме «Осьминожка» про Джеймса Бонда. Амритрадж сказал мне: «Я никогда прежде не видел парня, который бьет, как ты. Ты просто бум-бум!». Так за мной и увязалось это прозвище. Когда становишься старше, это бум-бум можно трактовать по-всякому, но изначально оно подразумевает теннис и его придумал Виджей.

— А еще вам приписывают фразу: «Что может быть лучше, чем выиграть Уимблдон? Выиграть его еще раз!»…

— Впервые этот вопрос мне задали, когда мне было 17. И действительно. Я выиграл Уиблдон, и ничего круче уже не было. Все что мне оставалось сказать: «Выиграть его еще раз!» Потому что не ничего круче. Иначе будет только спуск. Если сравним теннис с альпинизмом… Ты взбираешься на гору, что делать после? Найти гору выше и взобраться на нее. Но если ты взобрался на Эверест? Как быть?

— Отчасти это грустно…

— Такова реальность. Поэтому очень важна мотивация.

— Был ли у вас в юности теннисный кумир?

— О! Моим идолом был Бьорн Борг. Он играл в своей манере, но мне он очень нравился как личность. Это был большой спортсмен!

— Вы встречались с ним? Может быть, играли?

— Да-да, мы встречались, но не играли. Ведь он значительно старше меня. Лет на десять. Бьорну очень польстило, когда я сказал, что он был моим идолом.

— Вы могли бы назвать Бьорна своим учителем?

— Нет.

— Кто же был вашим учителем?

— Его имя вам ничего не скажет, он совсем не знаменит. А вот первым учителем в теннисе была моя моя сестра.

— Уйдя из тенниса, вы стали завсегдатаем покерных турниров. Каков ваш самый крупный успех среди покеристов?

— Ну что вы! Никто из игроков в покер никогда не признается в своих достижениях. Сохранять «покерфейс» — «покерное лицо» — важно как в покере, так и в теннисе. Я не очень люблю, когда на корте спортсмены кричат, скажем, в момент удара, проявляя эмоции. Нужно, чтобы твой соперник никогда не мог догадаться, что у тебя на уме. Выигрываешь ты, или проигрываешь, сохраняй всегда одно и то же выражение лица.

— В Азербайджане сегодня пока нет теннисных традиций высокого уровня. Что бы вы посоветовали, чтобы поднять интерес в стране к этому красивому и благородному виду?

— Теннис — очень популярный спорт, в него играют на всех континентах. Люди, завоевавшие теннисные вершины, относятся к разным народам, разным странам. Я  совершенно не вижу, почему бы одному из героев тенниса не родиться в этой части планеты. Но! Для этого вам требуется серьезная теннисная инфраструктура, теннисная академия, хорошие тренеры. И тогда будут хорошие спортсмены. Вот я знаю, что Азербайджан завоевал 11 медалей на Олимпиаде в Лондоне. Их здесь встречали как героев! А теперь представьте, что азербайджанец выиграл Уимблдонский турнир. Представили? Вот! Но для этого нужны большие инвестиции.

— Когда мы все построем и наладим, как долго нам ждать победы в Уимблдоне?

— Никто не знает. Это вопрос времени и образования. Главное, чтобы дети занимались спортом, не обязательно теннисом. Утром бы ходили бы в школу, а после обеда — на тренировки. И занимались бы футболом, атлетикой, борьбой, продложите сами… И чтоб нашелся толковый тренер, который разглядит особо талантливых. Тогда появятся новые чемпионы, новые суперзвезды.

— А вы знаете, кто сейчас тренер сборной Азербайджана по футболу?

— Кто?

— Берти Фогтс!

— Ого! Он же мой друг! Мы должны непременно увидеться!.. Вот видите?! В футболе у вас уже есть правильный тренер!

— Роль тренера в становлении личности в спорте переоценить нельзя. А может ли Борис Беккер стать выдающимся педагогом и тренером и передать свои умения ученикам?

— После того, как я завершил свою карьеру, я пять лет тренировал юниоров в германской Теннисной федерации. Немецкий теннисист номер один того периода вышел из моей группы. Но это было непросто, особенно утомительным было общение с юниорскими родителями, которых приходилось постоянно уговаривать, убеждать в том, что я все делаю правильно… Наконец, я осознал, что чужим детям уделяю больше внимания, чем своим собственным, и «вернулся в семью».

— Вы хороший отец…

— Никто не идеален, но я стараюсь.

— Вы хотели бы, чтобы ваши дети продолжили теннисную династию Беккеров?

— Я хотел, чтобы они просто занимались спортом, не обязательно теннисом. Два моих старших сына играют в теннис, но я никогда их к этому не принуждал. Знаете, играть в теннис, будучи Беккером — это нарываться на неизбежные стравнения. Но с неменьшим увлечением ребята играют: один сын в баскетбол, а другой — в футбол. Мне этого вполне достаточно.

— Вы впервые в Баку, чем успел вас уже удивить этот город? Что вы знали о нем до приезда?

— Не так много. Слышал, конечно, но совершенно не ожидал того, что увидел. Огромное число всемирно известных брендов! Потрясающее сочетание модерна и древности, небоскребов и старинной застройки! У вас невероятно красивый город и необходимо, чтоб об этом узнал весь мир. Поэтому-то, собственно говоря, мы сейчас и беседуем (улыбается).

— Профессия теннисиста предполагает частые разъезды, много перелетов. Можете ли вы назвать особо понравившуюся вам страну?

— Я по происхождению немец, живу в Англии, но я предпочитаю, чтобы меня считали не немцем или англичанином, а европейцем. Мне очень хорошо в Европе.

Фото: Фахрия Мамедова
2013 год

Вам также может понравиться