«Зеленый диван» с тремя бизнес-леди

106 просмотров

Мы поставили эксперимент и впервые провели наш «Зеленый диван» сразу с тремя гостями, точнее гостьями – энергичными и обаятельными, представляющими разные области бизнеса: Нигяр Арпадараи, главой отдела общественных связей компании Azerfon, Фахрандой Гасанзаде, основателем и руководителем компании «ArtiShok Events», и Саидой Атамовой, совладелицей и директором представительства Cremesso в Азербайджане.

Сапунов: Как я знаю, все вы девушки – участницы клуба «100 бизнес-вумен Азербайджана», возглавляемый замечательной Татьяной Микаиловой. На ум приходит еще нескольких женских объединений, организаций. К примеру, клуб Femmes Digitales, объединяющий дам, работающих с информационными технологиями. Мужских и не припомню. Почему женщинам так важно объединяться по половому признаку?

Арпадараи: Долгие годы женщины сами себя ограничивали, сами себя недооценивали и считали многие области деятельности сугубо мужской прерогативой. Например, считалось, что женщинам не место в телекоме, я имею в виду, в руководстве. Но постепенно ситуация стала изменяться. И женщины показали свою способность покорять совершенно «мужские» профессии. И стали привлекать других женщин, «заражая» их своей активностью, своей энергией.

Гасанзаде: Я считаю, что в этом вся женская сущность – в объединениях. Мы любим посидеть вместе, поговорить, что-то обсудить. Мы нуждаемся в общении.

Атамова: И проблемы всех нас волнуют преимущественно одни и те же.

Гасанзаде: Потому что женская доля у всех одинакова – дети, семья…

Сапунов: Погодите. Бизнес-леди собираются и обсуждают детей и семейные дела?

Гасанзаде: Я не именно про этот клуб, я – вообще.

Арпадараи: А 100 бизнес-вумен обсуждают, разумеется, проблемы бизнеса, способы их преодоления, делятся опытом, как мы росли, с чем сталкивались.

Сапунов: Есть театральная поговорка: «Против кого дружите?» Против кого вы объединяетесь? Против мужчин?

Гасанзаде: Ничуть. Зачем нам объединяться против кого-то?

Атамова: Это все штампы.

Сапунов: Какие еще стереотипы о женщинах вы бы могли разрушить?

Арпадараи: Женщины не слабые. Это все уже давно поняли.

Сапунов: А стереотип, что женщины – прекрасный пол, хотите опровергнуть?

Арпадараи, Гасанзаде, Атамова (смеясь): Нет-нет! Нам это очень на руку!

Сапунов: Мужчинам, как я погляжу, вообще ничего не осталось. Преимущество силы вы отняли, красоту оставили себе. Какие же, по вашему, мужчины?

Гасанзаде: Я считаю, что мужчины все-таки умнее.

Сапунов: Только очень умная женщина может такое сказать.

Гасанзаде: Женщины, конечно, сильнее, но мужчины умнее. Однозначно. Самые светлые умы в истории человечества – почти все мужчины. Женщин можно по пальцам пересчитать. Не потому, что их подавляли, а просто так сложилось. И мне это приятно, потому что я – антифеминист.

Атамова: Я тоже антифеминист.

Арпадараи: Посмотрите: лучшие повара – мужчины, лучшие гинекологи – мужчины.

Сапунов: Даже памперсы придумал тоже мужчина!

Гасанзаде: Вот видите! (задумавшись) Мужчины – умнее, а мы – мудрее (смеется)!

Сапунов: Азербайджанская женщина прошла немалый путь за последние сто лет. Еще век назад она ходила, скрыв лицо. Но немного погодя эта традиция была преодолена. В 1918 году женщина здесь получила избирательное право. В 1931 году в воздух поднялась первая азербайджанская женщина-пилот Лейла Мамедбекова, которая, к слову, чуть позже стала второй в СССР парашютисткой. Дальше – больше… Вот скажите, а в XXI веке чего уже добились азербайджанские женщины?

Арпадараи: Стало намного больше женщин на руководящих должностях. Да, мужчины в процентном соотношении все равно превалируют. Но тем не менее тенденция на лицо.

Гасанзаде: И не потому женщины идут в руководители, что мужчина там не справится. Просто в некоторых областях желательны женский взгляд, женский подход.

Атамова: Женщина в бизнесе, я думаю, мягче и гибче мужчины. Мир вообще был бы лучше и добрей, если б у власти было больше женщин.

Гасанзаде: Я не согласна. Мир был бы лучше, если б было больше просто хороших людей. Потому что я знаю таки-и-их женщин (смеется)...

Сапунов: Скажите мне о другом прогрессе. Сто лет назад у женщин считалось неприличным открыть лицо. Позже считались немыслимыми короткие юбки. Еще каких-то 30 лет назад никому из дам и в голову бы не пришло появиться на улице в полупрозрачной блузке или с обнаженным пупком. Тенденция очевидна, вам не кажется? Когда у нас появится журнал вроде «Плейбоя»?

Гасанзаде: Я надеюсь, что никогда.

Арпадараи: Мы пока не настолько свободны ментально. Мне нравится Европа со всеми ее плюсами и минусами. Они создали себе атмосферу свободы и теперь могут себе позволить многое.

Атамова: И утратили при этом какие-то моральные ценности.

Арпадараи: Почему? Ведь у нас происходит нередко то же, но скрытно. А в Европе… Да, какое-то время назад было не принято заводить больше одного ребенка. А теперь в той же Великобритании у меня много знакомых, у которых трое, четверо детей.

Гасанзаде: Я тебе скажу, почему я с тобой не согласна. Потому что есть принцип «Глаз не видит – сердце не хочет».

Арпадараи: А глаз уже не может не видеть. Все источники открыты!

Гасанзаде: Я вот не хотела бы, чтобы мой ребенок смотрел какой-то очень фривольный канал и подумал: почему бы мне так же не попробовать. Если мы хотим жить в здоровом обществе, лучше подобное не смотреть. Правда, наше телевидение тоже отвратительно, только с изрядной долей лицемерия.

Арпадараи: Не подумайте… Я очень традиционный человек и даже консерватор. Но мне нравится, как люди живут в Европе. Нравится, что их не подавляют. И они сами себя не подавляют. А мы очень часто чего-то боимся. Если женщина к 38 лет не родила, она боится сделать экстракорпоральное оплодотворение, просто чтобы родить себе ребенка, не остаться одной. «Что скажут соседи? Что скажут родственники?» Мне вот, к примеру, может быть, не хочется так одеваться, но вдруг кто-то что-то скажет?

Атамова: Все равно у каждого народа свой путь и мы не можем слепо копировать европейские манеры и традиции, надеясь достичь того же уровня свободы и просветления. Европейцы стали такими потому-то потому-то и потому-то. А у нас были другие условия и свой путь.

Гасанзаде: А мне порой кажется, что мы умудряемся заимствовать самое плохое.

Сапунов: Не верю, что мы не взяли и много хорошего.

Арпадараи: Много хорошего!.. И мне нравится, на каком этапе мы находимся. Очень верный баланс традиций и возможностей. Границы открыты, каждый может уехать за рубеж, выучиться, вернуться.

Сапунов: А ведь я вопрос задал, вовсе не лелея надежды открыть порноканал. Я спросил про «Плейбой» – весьма, к слову, почтенный журнал, где несколько страниц посвящены красоте женского тела. А у нас какая-то актриса, условно, обнажила в кадре плечо и ее сразу обвиняют во всех грехах, поносят… Вот что грустно.

Гасанзаде: Вообще поносить кого-то, сплетничать – ужасно.

Сапунов: С чем приходится сталкиваться азербайджанским бизнес-леди? Что приходится преодолевать?

Атамова: Я думаю, что этап, когда работающих женщин не воспринимали всерьез оппоненты-мужчины, мы миновали. Я работаю с 17 лет. Может быть в начале моей карьеры я ловила на себе снисходительные взгляды, дескать, ну что ты нам расскажешь? Но подобное давно позади. И теперь я провожу встречи самого различного уровня. И всегда мы говорим на равных. Мне так кажется.

Гасанзаде: Приходится больше бороться с тем, что хочется домой – в семью, к детям. Самый суровый внутренний поединок – мамы и деловой женщины.

Сапунов: Как же находите верное соотношение?

Гасанзаде: Наверно, когда у женщины собственный бизнес, как у меня и у Саиды, то проще регулировать.

Атамова: Когда я работала на корпорацию, меня действительно постоянно глодала мысль: «Я работаю, а у меня дома малыш и что-то упускаю в его жизни». А теперь могу сама составлять свой график, работать с почтой дома и так далее.

Гасанзаде: Но у этой ситуации есть и минус. Отработав в компании, ты возвращаешься домой и забываешь о работе до утра. А работая на себя, ты работаешь постоянно. И в два часа ночи, пока мероприятие не закончится, я могу быть на телефоне, контролировать.

Атамова: Зато дети слышат это, и учатся тому, что работать – хорошо. У меня 11-летний сын. Порой он, наслушавшись моих переговоров, делает весьма интересные замечания. Он как-то мне сказал: «Да, мама, моя жена будет непременно работать».

Арпадараи: Я работаю в одной из самых крупных компаний на рынке и у нас очень много директоров-женщин. Они любят свою работу, они выкладываются на своей работе. И мое счастье, пожалуй, в том, что я тоже люблю свою работу, что муж меня понимает и поддерживает, что у меня дети. И замечательная нянька (смеется), что реально спасает. Так что я мобилизовала все силы, чтобы и мне, и всем вокруг меня было комфортно.

Гасанзаде: А я всегда мечтала быть домохозяйкой (улыбается). Меня сестра чуть ли не силой заставила работать. И мне понравилось… На самом деле работа – это великолепный антидепрессант.

Арпадараи: Но все-таки, девочки, согласитесь, если бы у нас не было мужей, на которых мы опираемся, мы бы ничего не добились.

Атамова: Да, как только какая-то проблема, как только хочу запаниковать, сразу «звонок другу». И все решается, все становится на свои места.

Сапунов: Что все-таки важнее в женщине – красота или ум?

Арпадараи, Гасанзаде, Атамова: Ум!

Сапунов: Пригласив на беседу таких женщин, я должен был предвидеть ответ.

Гасанзаде: А вот глупость с годами все больше и больше раздражает. Когда клиент туп – это просто мучительно.

Атамова: Безответветственность – тоже беда. И, увы, приходится сталкиваться с ней нередко.

Сапунов: Кажется, герцог де Ларошфуко когда-то сказал, что женщины ненавидят друг друга и причина этой ненависти – мужчина. Действительно, ведь один из самых расхожих стереотипов в том, что женщины не умеют дружить. Что вы об этом думаете?

Гасанзаде: Стереотип есть. Но это неправда. У меня есть три настоящих подруги, с которыми и в огонь, и в воду!

Атамова: У меня тоже есть очень близкие подруги. И хоть одна из них живет зарубежом, мы по-прежнему так же близки. А еще моя самая близкая подруга – моя свекровь.

Гасанзаде (смеется): Видите, какие мы неудачные собеседницы? Все у нас хорошо!

Арпадараи: Слава, знаете почему обнаружилась такая бесконфликтность? Потому что мы все три уже прошли тот этап, когда происходит отбор, фильтрация лучших друзей. И теперь рядом с нами лишь те, кто нам действительно дорог и те, кому мы дороги.

Сапунов: А близкий друг-мужчина возможен?

Гасанзаде: Теоретически возможен, но все равно он не будет так близок как подруга. С мужчиной не пойдешь на ту откровенность, что с подругой. А вот дружить семейно и прикалываться над супругом – почему бы и нет? (смеется)

Сапунов: Что делаете по дому?

Гасанзаде: Кулинария – мой конек, а мыть посуду, вытирать полы и вообще все, что связано с водой, ненавижу.

Арпадараи: Моя любимая свекровь говорит: «Ты вроде сама ничего не делаешь, а все так прекрасно организуешь, что как к тебе ни придешь, у тебя и обед готов, и все в порядке».

Атамова: Это моя история! И я очень люблю наводить уют.

Сапунов: А что не любите, но приходится?

Гасанзаде: Провожать детей в школу. Пока всех четверых соберу – в одиннадцатый, в девятый, и близнецов – в третий, – и выпровожу, устаю так, что захлопнув дверь, готова кричать «Алиллуйя!» (улыбается)

Атамова: А я вспоминаю маму свою и поражаюсь… Как она все успевала – и работать, и за нами ухаживать, и стирать, и на базар ходить. И ведь никогда не жаловалась. Наше поколение все же более изнеженное.

Гасанзаде: А то поколение более измотанное. У нас, девочки, все-таки часть времени уходит на себя. Ведь 50 процентов успеха бизнес-леди заключается в ее внешности. Когда партнер или клиент видит, что ты ухоженная, красивая, он тебе больше доверяет.

Сапунов: Что вы сегодня можете себе позволить, чего не могли еще несколько лет назад?

Атамова (смеется): Купить себе брендовую сумку. Сумка, разумеется, условное понятие. Мы стали себе позволять больше тратить на себя.

Арпадараи: Мне кажется, мы стали более уверенными. Если несколько лет назад я раздумывала: «Высказать ли по тому или иному поводу свое мнение?» То теперь сразу решительно высказываюсь.

Атамова: Да, деньги и успешная работа, придают уверенности… С другой стороны лет пять назад я была более открыта для людей, чем сейчас.

Сапунов: Это скорей не приобретение, а утрата…

Атамова: А я считаю, что приобретение. Одно дело, когда ты разбрасываешься своей энергией, другое когда ты расходуешь ее бережно, отдавая ее лишь тем, кто действительно достоин.

Сапунов: Это возрастное уже, когда начинаешь экономить энергию.

Гасанзаде (улыбается): А мы уже и немолодые, под сороковник…

Арпадараи (радостно): Фаха, хватит!

Сапунов: Об этом 40-летнем рубеже часто задумываетесь, переживаете насчет возраста?

Атамова: Не переживаем, но задумываемся.

Арпадараи: Ребята, я туда еще не дошла пока.

Гасанзаде: Нигяр младше меня на 5 лет. И я действительно в ее возрасте ничуть о нем не беспокоилась. А вот после 35 начинаешь думать, как с этим жить.

Сапунов: В 50 лет вы будете смеяться над этими словами.

Атамова: Какой-то определенный участок прожит…

Гасанзаде: И больший участок…

Атамова: …И задумываешься, к чему пришли, куда идти дальше.

Арпадараи: …И как остаться такой же молодой.

Сапунов: А как остаться молодой?

Гасанзаде: Как минимум, следить за своим питанием. Я уже несколько лет как отказалась от красного мяса. Наверно, это тоже возрастное.

Сапунов: Это мужественный поступок!

Гасанзаде: Меня когда-то называли «хищником», я съедала в день по 2 килограмма мяса! А потом я прочитала книгу «Питание как основа здоровья» и поняла, что наши красота и долголетие зависят только от еды и воды. И меня словно переклинило.

Сапунов: Искренне завидую! А вы кому-нибудь завидуете?

Гасанзаде: Никому и никогда. Даже странно.

Арпадараи: Я тоже. Зачем?

Атамова: Я, напротив, хочу, чтобы у всех все было хорошо. Чтобы зависти не стало вообще.

Гасанзаде: Именно. Я вижу, насколько людям не хватает доброты. Я в последнее время стала такая чувствительная…

Арпадараи: Это потому, что мяса не ешь (смеется). 

Гасанзаде: Да, я очень общительная, но в последние годы стала очень избирательной. Если не нравится человек – не важно, мужчина или женщина, старик или подросток – я поворачиваюсь и ухожу. А могу и с охранником на парковке разговориться «за жизнь». Потому что интересно.

Сапунов: А мне было очень приятно пообщаться с вами, девушки. Спасибо вам!

Арпадараи: Подозреваю, что мы получились чересчур правильные.

Гасанзаде: Да, на самом деле мы не такие уж мягкие и пушистые (смеется).

Фото: Адыль Юсифов

2015 год

Вам также может понравиться