10. Дом культуры

Воспоминания

76 просмотров

— Куда пошли папа и мама? — спросил я бабушку, засыпая.

— В дыка, смотреть бриллиантовую руку.

«Какое странное место и какое интересное, должно быть, зрелище», — подумалось мне сквозь сон.

В каждом поселке, в каждом районе города были свои центры притяжения. У нас на Монтине главным культурным центром Дом Культуры и Техники «Азерэлектромаш», который все сокращенно называли ДК. И хоть в Баку было множество домов культуры, монтинцам не было необходимости уточнять, который имеется в виду.

Пожалуй, всем бакинцам известно это внушительное тёмно-серое здание с колоннами на проспекте Гейдара Алиева (бывш. Балаханское шоссе, бывший Московский проспект) рядом с Багировским мостом. Его увидит каждый, едущий из аэропорта в Баку. «Напротив Космоса», — обязательно уточнят бывалые. «Космосом» почему-то назывался магазин текстиля на первом этаже жилого здания. На его крыше была большая вывеска «Космос» со взлетающей с правого угла небольшой ракетой.

Создание дома культуры тоже связано с полетами. Как я уже писал ранее, здесь, еще в 1930-е годы был основан военный аэродром и значительная часть поселка принадлежала авиаторам: жилые дома, гостиница, штаб… Во время войны эта авиабаза, вероятно, обрела еще большее значение. Поэтому примерно в начале 1940-х для летчиков построили и Дом Культуры. Он отчетливо виден на аэрофотосъемке 1942 года, сделанной фашистскими разведчиками.

Дом авиации (или Дом культуры офицеров авиации) был одним из крупнейших залов военного и послевоенного Баку. Фильмы шли сперва в кинотеатре Низами и здесь, сюда приезжали лучшие гастролеры.

В 1950-х военный аэродром был куда-то перемещен, на его территории были построены различные заводы. Дом авиации оказался в ведении Бакинского электромашиностроительного завода и стал называться ДК БЭМЗа. А еще позднее — Дворцом культуры и техники НПО «Азерэлектромаш».

От летчиков остались лишь замечательные фрески с самолётами, украшавшие интерьеры ДК.

Слева от ДК был такой же старый трехкорпусный дом, где размещались администрация, магазин военторга, гостиница. Этот дом обращал мое детское внимание необычными окнами — круглыми, с рамами в виде звезд. Там уже не было военных, но были столовая, парикмахерская и музыкальная школа. А за домом поместился летний кинотеатр…

Старые бакинцы вспоминают директора ДК Рувима Иосифовича Шегала, художественного руководителя Нину Яковлевну Хвойникову, знаменитый в 1960-х годах ансамбль «Бакинские девушки», вспоминают танцевальные и джазовые вечера. Говорят, что именно в нашем ДК начал свою творческую жизнь Заслуженный артист РСФСР Юрий Григорьев — популярный конферансье, имитатор, пародист.

В этот ДК одна моя сестра ходила на уроки фортепиано, другая — играла в ансамбле, мои друзья Женя и Артур учились здесь играть на гитаре. А я был записан в детскую библиотеку имени Аркадия Гайдара. Библиотека находилась в левом крыле ДК. Нужно было открыть огромную тяжелую дверь, пройти через прохладный вестибюль, повернуть в темный коридор и в его конце была дверь, за которой хранились сокровища — аппетитнейшие зачитанные книжки: «Меч генерала Бандулы» Кирилла Булычева (после нее меня потянуло в Бирму), «Кинули» Веры Чаплиной (после нее я стал мечтать о домашнем львенке), «На поиски исчезнувшего племени» Целестины Клячко (после нее я решил стать археологом), «Приключения доисторического мальчика» Эрнеста д’Эрвильи, «Папа, мама, бабушка, восемь детей и грузовик» Анне-Катарины Вестли и многие другие.

Сперва я ходил в библиотеку с бабушкой, но молодая и очень добрая библиотекарша меня запомнила и необходимость в посредниках отпала.

Правда, за раз можно было взять только две книги. Поэтому я был записан еще в две библиотеки.

В ДК проводились неизменные ёлочные праздники, прочие мероприятия. Но самой главной радостью, разумеется, было кино. Думаю, что кино было и основной статьей дохода клуба.

Слева от входа на специальном стенде вывешивались большие рукотворные афиши с расписанием сеансом. И уже их чтение волновало не на шутку. По вечерам перед кассами выстраивались очереди. Главный зал на втором этаже был просторен и солиден, мест на 600, с амфитеатром. Огромные окна, выходящие на фасадную колоннаду, были завешены тяжелыми светонепротицаемыми шторами. Однажды, помню, штора чуть приоткрылась и впустила в зал тоненький луч света. На противоположной стене, под потолком, я разглядел движущиеся пятна. Это проецировались бегущие по проспекту автомобили. Так я впервые увидел эффект камеры обскуры.

Кресла в зале были деревянные, но удобные. На дневных сеансах можно было сидеть где угодно и я всегда выбирал литерный ряд (кажется, двадцатый). Он отделялся от передней части массивным лакированным барьером и отсюда зал начинал немного приподниматься. Даже если передо мной садилась какая-нибудь мадам в папахе, она совершенно не мешала мне смотреть кино.

Здесь я посмотрел невероятное количество фильмов, включая мрачноватую «Легенду о Тиле» Алова и Владимира Наумова, жизнерадостную «Иван Васильевич меняет профессию» (успел до эмиграции Крамарова, после этот фильм долго не показывали), непревзойденную «Тутси» (в скобках значилось «Милашка») Сидни Поллака, страшный «Ангар-18» про инопланетян и лучший мюзикл «Абба» — с одноименным вокально-инструментальным ансамблем. Когда на экраны вышло «Чучело» Ролана Быкова, на афишах особо ярко было указано: «В гл. ролях: Юрий Никулин и Кристина Орбакайте». «Это дочь Пугачевой!» шептали в очереди. И предвкушали веселую феерию: Быков, Никулин — каждый гений комедии. Выходили же из зала задумчивые, шокированные. Но никто не жаловался на испорченный вечер.

На первом этаже, напротив библиотеки, был малый зал. Там я увидел югославский фильм «Пришло время любить» (с волнующим эротическим подтекстом), феллиниевский «Джинджер и Фред» (я был уже постарше, но все равно ничего не понял), уморительные «Полосатый рейс» и «Укол зонтиком».

В малом же зале я впервые увидел живьем настоящую киноактрису. У нас в школе распространяли абонементы в кинолекторий в ДК. Я и купил. По какому принципу строилась программа того кинолектория, загадка для меня до сих пор. Зато благодаря этому кинолекторию я встретился с Раисой Рязановой — звездой фильма «Москва слезам не верит» (она играла там Тосю). Раиса Ивановна энергичной, летящей походкой вошла в зал и прочитала (явно не впервые) динамичный монолог о своем творческом пути. К моей досаде, она больше рассказывала о «Гуле Королевой» — фильме 1967 года, который я не видел, а вот о прекрасном фильме Владимира Меньшова — значительно меньше.

А в большом зале я впервые увидел живьем звезду телеэкрана. Частью программы кинолектория была лекция знаменитейшего Аяза Салаева — ведущего популярнейшей телепрограммы «Ретро». Аяз-муаллим тогда был с бородой. А вот темы лекции я, увы, не запомнил…

На ту сцену однажды довелось выйти и мне. Уж не знаю почему, но какая-то пионерская конференция проходила именно в ДК. А поскольку я был изрядным пионерским функционером, то именно мне было нужно читать с любимой сцены отчет о достигнутых успехах. Успехи, как вы догадываетесь, были потрясающие!

Вам также может понравиться