Графф, сын Граффа

2015 год

114 просмотров

Рассказы о чарующем мире алмазов, о знаменитых бриллиантах, об умелых мастерах-ювелирах, о принцах, шейхах и султанах из дальних стран, владеющих несметными богатствами, захватывали воображение Франсуа Граффа с раннего детства. Но больше всего мальчика восхищал сам рассказчик – Лоренс Графф – отец, который знал о бриллиантах, пожалуй, все, мастер и предприниматель, ставший легендой ювелирного мира, основатель семейной компании, превратившейся в одну из крупнейших корпораций, занимающихся драгоценными камнями. Спустя годы, Франсуа, еще в детстве твердо решивший идти по стопам отца, возглавил компанию Graff Diamonds.

«Но вы не подумайте, что у меня не было выбора, кем стать, – горячо уверяет Франсуа Графф. – Никто меня не неволил. К примеру, мой младший брат видел все то же, что в детстве видел я, слушал те же рассказы, но он предпочел заниматься совершенно другим делом, стал успешным художником. Сестра тоже пошла по другому пути. А вот меня действительно всегда тянуло к этому бизнесу. Мы, англичане, сопоставляем два понятия – nature и nurture – натуру и воспитание. Наша семья – хороший пример того, что натура сильней воспитания».

Старший Графф, родившийся в 1938 году в небогатой семье иммигрантов из Восточной Европы, в 14 лет, чтобы подсобить родителям, бросил школу и пошел в подмастерья к лондонскому ювелиру. Он трудился так усердно, так тщательно постигал все премудрости профессии, что спустя десять лет уже открыл два собственных ювелирных магазина. В 30 у Лоренса Граффа уже было одно из крупнейших предприятий в Великобритании. Он много путешествовал, у фирмы Graff появились постоянные клиенты среди богатейших людей планеты. В 1973 году королева Елизавета II наградила Лоренса Граффа Национальной премией за заслуги в деле промышленности и экспорта. Словом, основателю компании Graff было, что рассказать своим детям за традиционными семейными обедами.

«Мой отец, – говорит Франсуа Графф, – начал свой бизнес в 60-х годах с нуля. Знаете, как это бывает, сделал одно кольцо – продал, сделал еще два кольца и так далее. Отец рассказывал, что первое кольцо, которое он создал, стоило всего 50 фунтов. А еще он рассказывал о крупных алмазах, о путешествиях в экзотические страны, о встречах с людьми, которых я видел только на первых страницах газет… Для меня это было также увлекательно, как фильмы про Джеймса Бонда! С другой стороны отец рассказывал и том, как делает ювелирные украшения, показывал нам новые работы, это было тоже очень здорово. Тогда-то я и решил идти по стопам отца, окончил Геммологический институт.

А когда я подрос и подключился к семейному предприятию, компания была хоть еще и небольшая, но уже вполне успешная, потому что ею руководил очень целеустремленный и невероятно талантливый человек. Он создал новую парадигму отрасли и в корне изменил ювелирную индустрию!»

Лоренса Граффа порой называют последним романтиком ювелирного мира. Но и Франсуа Графф не может скрыть своих восторгов перед магией бриллиантов:

«Я нахожу невероятно очаровательным то, что каждый бриллиант живет чрезвычайно долго, куда дольше, чем люди, он проходит через многое, он видит любовь и ненависть, он видит войны и перемирия, он знает, что такое жизнь и что такое смерть… Как после этого не верить, что у минералов есть нечто вроде души?»

Граффы – знатоки и ценители уникальных драгоценных камней. С 1974 года, как только предприятие стало приносить необходимый доход, Лоренс Графф разыскивал и покупал самые редкие и крупные бриллианты. Чтобы не упустить что-то важное в этой области, он даже выкупил контрольный пакет акций Южно-Африканской Алмазной корпорации (SAFDICO).

Первым в коллекции стал насыщенно-желтый 47-каратный диамант «Звезда Бомбея». А список других бриллиантов способен приостановить дыхание любого знатока редких камней: «Обещание Лесото» (Lesotho Promise), «Наследие Летсенга» (Letseng Legacy), «Восход Делавэр» (Delaire Sunrise), «Портер Родс» (the Porter Rhodes), «Надежда Африки» (the Hope of Africa), «Парагон» (the Paragon), «Звезда Америки» (the Star of America), «Золотая звезда» (the Golden Star) и другие.

Некоторые из алмазов найдены и огранены в недалеком прошлом. Но немало в коллекции Граффов и исторических камней, хранящих невероятные тайны.

Например, про знаменитый 70-каратный «Глаз Идола» рассказывают самые разные легенды: что он украшал глаз идола в ливийском храме Бенгази, что именно этим бриллиантом в незапамятные времена выкупали из плена кашмирскую принцессу и многое другое разной степени правдоподобности. Впрочем ни одна из историй, якобы произошедших с «Глазом Идола» до XIX века, пока не подтвердилась… Но и за последние полтора столетия бриллиант «Глаз Идола» сменил немало владельцев, среди которых были и турецкий султан, и испанский дворянин, и американский предприниматель, пока, наконец, в 1979 году диамант не был куплен Лоренсом Граффом.

А бриллиант «Голубая Бегум», имеющий форму сердца и занимающий 9-е место среди самых знаменитых голубых бриллиантов, был некогда подарен принцем Каримом Ага Ханом своей супруге принцессе Бегум Салиме Ага Хан в знак великой любви. Лоренс Графф приобрел его на аукционе Christie’s почти за 8 миллионов долларов.

«Ах, если бы камни могли бы говорить, – восклицает Франсуа Графф, – они бы поведали самые интересные рассказы в мире!»

Да, какой удивительный роман можно было бы написать о легендарном бриллианте «Император Максимилиан»!

Максимилиан Габсбург был младшим братом австрийского императора Франца-Иосифа. Он увлекался науками, и в ходе ботанической экспедиции в Бразилию стал обладателем двух больших бриллиантов, позже названных в его честь. Максимилиан вернулся в Европу, где и поживал, не зная горя, со своей супругой Шарлоттой, дочерью бельгийского короля, пока Наполеон III не задумал создать католическую монархию и в Латинской Америке. Европейский принц, по мысли Наполеона, был бы на мексиканском троне весьма удобен, и он предложил Максимилиану титул императора Мексики. Максимилиан, поразмыслив, согласился на тех условиях, что его будет активно поддерживать Франция и мексиканский народ даст свое согласие. Увы, поддержка Франции была недолговечной. И как только последний французский солдат покинул мексиканскую землю, повстанцы захватили Максимилиана и после непродолжительного суда, на рассвете, расстреляли. Есть предание, что один из именных алмазов – 42-каратный «Император Максимилиан» – был в момент казни спрятан на груди несчастного монарха. Останки Максимилиана вывезли в Вену и, как это ни удивительно, алмаз вернулся к Шарлотте, которая была вынуждена его продать, чтобы оплатить свое лечение…

«История бриллианта «Император Максимилиан» – один из примеров удивительной исторической цепочки… Драгоценность поменяла несколько владельцев, попала к нам, от нас – дальше, – рассказывает Франсуа Графф. – Насколько я знаю, одним из поздних владельцев бриллианта «Император Максимилиан» была супруга президента Филиппин Имельда Маркос. Однако теперь мадам Маркос объединяет с покойным Максимилианом то, что знаменитый алмаз ей больше не принадлежит».

Граффы порой не только приобретают страницы бриллиантовых историй, но и вносят в них свои коррективы. Самая знаменитая из этих страниц – история алмаза «Виттельсбах».

По преданию, 35-каратный голубой бриллиант «Виттельсбах» подарил своей дочери Марии Амалии в 1664 году испанский король Филипп IV в честь ее бракосочетания с императором Леопольдом I. Спустя полвека бриллиант оказывается у внучки Леопольда Марии Амалии, которая выходит замуж за члена баварского семейства Виттельсбахов. В 1806 году Максимилиан Иосиф IV фон Виттельсбах становится королем, а алмаз –  украшением короны баварских королей. В трудные времена Великой Депрессии потомки Виттельсбахов продали бриллиант и он пропал из виду на 70 лет, пока, наконец, в 2008 году его не приобрел Лоренс Графф – за 16,4 миллионов фунтов стерлингов.

Графф усмотрел в «Виттельсбахе» небывалый потенциал и решился подвергнуть исторический камень дополнительной обработке. Бриллиант потерял около 4 каратов, но приобрел новую, необыкновенную красоту и блеск, а также новое имя – «Виттельсбах-Графф».

Поступок Лоренса Граффа вызвал неоднозначную реакцию среди историков, кураторов, культурологов. Многие заявляли, что в поврежденном бриллианте каждая царапинка – часть истории. Но у Граффов есть свои доводы.

«Некоторые старинные камни, – объясняет Франсуа Графф, – словно шедевры искусства, нуждаются в реставрации. Представьте, что где-то найдено полотно Рембрандта, хранившееся в плохих условиях, и утратившее свой изначальный облик. Его нужно бережно восстановить. То же и с некоторыми бриллиантами, которые по тем или иным причинам потеряли часть своей исходной красоты. Алмаз «Виттельсбах-Графф» – хороший пример. Он был значительно поврежден со всех сторон, и, пожертвовав четырьмя каратами, мы восстановили его цвет и чистоту. Другой резон: современные технологии ушли далеко вперед по сравнению с технологиями двухсотлетней давности и сегодня мы обладаем значительно большими возможностями, чтобы сделать тот или иной алмаз еще красивее».

А на дальнейшие негодования критиков CEO Graff Diamonds с усмешкой замечает:

«Да, многие критиковали нас за это – музеи, кураторы… Что ж… Они могли бы сами приобрести этот камень и распоряжаться им по своему усмотрению, в частности оставить его таким каким он был. Мы же предпочли вернуть бриллианту блеск и славу, открыв новую страницу его истории».

Франсуа Графф любит повторять ближневосточную поговорку, о том, что в жизни каждого человека есть два самых важных человека: врач и ювелир. Первый помогает человеку оставаться здоровым, второй – помогает ему быть успешным.

И самим ювелирам в успешности не откажешь. Когда-то на маленьком семейном предприятии трудились десять человек, а сегодня у Graff Diamonds свыше 600 работников, полсотни магазинов по всему миру, алмазные рудники в Южной Африке… Но все равно это по-прежнему семейное предприятие, что во многом облегчает принятие решений, а заседания правления нередко проходят в виде прогулки по улице.

«С нами легко работать, – с гордостью говорит Франсуа Графф. – Мы много ожидаем, но и хорошо вознаграждаем за успех… И наверно, мы поступаем правильно, потому что некоторые сотрудники с нами уже 25-30 лет. И порой видишь, как мастера работают рядом со своими сыновьями. Так что стараемся быть не большой корпорацией, а большой семьей».

С Франсуа Граффом, как и всяким профессионалом, страстно увлеченным своим делом, очень интересно говорить. Например, о том, как относятся к бриллиантам разные люди.

«Разумеется, не все люди, понимающие, ценящие и любящие бриллианты, способны их приобрести. – делится Франсуа. – Это капитализм, что поделать. Однако люди, которые купили бриллианты, определенно должны чувствовать к ним влечение. Я был знаком со множеством очень богатых людей, которые могли позволить купить себе что угодно, но с бриллиантами они не чувствовали связи и не покупали. И наоборот, знаете, есть люди, которые потратят на алмазы последнее пенни…»

Около семи лет назад помимо ювелирных украшений Граффы начали производить и часы – такие же уникальные. Произведения от Graff Luxury Watches привели в восторг не только клиентов, но и специалистов.

«Многие клиенты давно заговаривали с нами о создании часов от Graff и мы наконец это сделали, – говорит Франсуа Графф. – Часовое подразделение возглавил наш давний друг Мишель Питтелю, выдающийся специалист. Вместе с ним в весьма короткие сроки нам удалось достичь значительных успехов – как в области женских ювелирных часов, так и по части часов с уникальными усложениями. Знаете, когда впечатляются клиенты – это приятно, но когда поздравляют соперники, ты понимаешь, что действительно раздвинул границы».

Сейчас компания Graff взошла на такую вершину в своем деле, что, по-видимому, не только раздвигает границы, но и заглядывает за них. Главное – не переставать мечтать.

«Пример нашей семейной фирмы, – говорит Графф – хорошая путеводная звезда. Не только потому что мы работали и работаем усердно. Но и потому что мы никогда не боялись мечтать о недостижимом. Нет ничего невозможного!..

Есть ли у меня мечта? Да я уже живу в мечте! Каждый день приносит новые сюрпризы, новые встречи с замечательными людьми. Вот я приехал в Баку и этот прекрасный, чистый, восхитительный город подарил мне массу приятнейших встреч. Мне невероятно понравились бакинцы – радостные, улыбчивые, производящие впечатление очень счастливых людей… Счастлив ли я? Знаете, самое трудное для меня не производить бриллианты, не создавать ювелирные украшения, не открывать новые прекрасные магазины. Самое трудное – то и дело протирать мои очки (смеется, протирая очки). Вот ведь проблема! А в остальном, я действительно совершенно счастливый человек».

Дополнительные цитаты:

Разумеется, не все люди, понимающие, ценящие и любящие бриллианты, способны их приобрести. Это капитализм, что поделать. Однако люди, которые купили бриллианты, определенно должны чувствовать к ним влечение. Я был знаком со множеством очень богатых людей, которые могли позволить купить себе что угодно, но с бриллиантами они не чувствовали связи и не покупали. И наоборот, есть люди, которые потратят на алмазы последнее пенни.

Мы не называем имена, мы не произносим цифры. Мы обязаны быть очень деликатными и все наши сделки конфиденциальны. Именно этого ждут от нас принцы, шейхи, султаны, кинозвезды и другие клиенты.

Когда я стал работать в семейном предприятии, это все еще была небольшая компания – у нас работало человек десять... И я испытал себя на всех уровнях производства и отец научил меня многим премудростям. Сегодня, конечно, подобное образование получить очень трудно, потому что труднее непосредственно общаться с самим основателем. Ощущения иные.

Я не думаю, что в нашем бизнесе есть какая-то область, где я не попробовал бы трудиться, а потому легко пойму всякого сотрудника. У нас нет этакой жесткой иерархии, которая не позволила бы какому-нибудь работнику позвонить мне напрямую. Это делает принятие решений намного более быстрым. У нас по-прежнему семейный бизнес и для каждого решения не требуется заседание правления.

Цветные алмазы... Прежде всего они просто прекрасны. Во-вторых, они очень редки. И если у вас есть способность их приобрести, у вас появится мечта сделать это. И наконец, цветные бриллианты – лучшие способ для инвестиций. Спрос на них только растет, а поскольку новых поставщиков нет, то растут и цены.

Еще слишком рано говорить, кому я передам наше дело. Все Граффы, работающие в компании, полны энергии. И отец, хоть ему уже и не 20 лет, тоже полон сил и идей. Мы увлечены работой на 100 процентов, ежедневно встречаемся, обсуждаем... Порой наши заседания правления проходят в виде прогулки по улице. 
В этом бизнесе никогда не бывает момента перехода. Вся наша жизнь – этот переход.

Когда я был еще зеленоватым, а в 20 лет всякий зеленоват, надо мной реял бренд Graff и благодаря этому я имел доступ к невероятно особенным людям, встречался с потрясающими личностями. Вслед за маркой мне оказывали уважение, которого, я тогда, может быть еще и не заслуживал... Возможность дается нередко каждому, важно суметь ею воспользоваться.

Специально для журнала «Баку», 2015 год

Вам также может понравиться