Тони Уорд: страницы вечной истории

2010 год

125 просмотров

Кутюрье высокого ранга все чаще и чаще радуют высшее общество Азербайджана не только своими творениями, но и личными визитами. В июле 2010 года в загородной резиденции Sea Breeze свою новую коллекцию FW 2010-2011 представил постоянный участник Alta Roma Недели Haute Couture в Риме импозантный Кутюрье Tony Ward.

— Господин Уорд, глянцевые издания именуют вас по-разному: ливанский дизайнер, итальянский, французский дизайнер… Как вы сами себя позиционируете, ощущаете?

— Да, журналы пишут разное… Могу сказать точно: я не французский кутюрье. Хотя я и работаю во Франции, а также в Ливане и Австралии, в Италии участвую в Римской Неделе Высокой Моды, а в Москве являюсь постоянным партнером Crocus Atelier Couture. Так что предпочитаю называть себя итальянским дизайнером ливанского происхождения.

— Есть ли в ваших произведениях некие приметы вашей родины — Ливана?

— Мои платья очень похожи на меня. Я космополит и много путешествую, так что все, что я делаю, является частью меня. Честно говоря, я не задумываюсь о том, кто я есть на самом деле. Одна моя коллекция выполнена в ливанском стиле, другая — в европейском. Это нормально.

— Говорят, что ваш отец отправил вас во Францию, чтобы вы там выучились на врача? Как отреагировал ваш отец, когда узнал, что вы нарушили его волю?

— Он просто прекратил меня финансировать, поэтому мне пришлось самому выкручиваться. Честно скажу, было нелегко. Но я выстоял, справился с проблемами. И вот сейчас я приехал в Баку со своей новой коллекцией haute couture.

— В какой момент вы осознали, что дизайн  С ваше призвание?

— Мой отец — очень известный в Бейруте портной, у него собственное ателье, и я с детства рос в творческой атмосфере. Мне всегда это нравилось, и я буду творить, пока мне это нравится.

— Хорошо, а в какой момент вы впервые почувствовали, что вы не просто кутюрье, но успешный кутюрье?

— Это вы сказали!

— А вы не уверены?

— Знаете, успех переменчив. Каждый сезон ты должен подтверждать свой успех. Иногда это получается в большей степени, иногда — в меньшей. Для меня успех — видеть мои платья на звездах, принцессах, первых леди и просто красивых женщинах..

— Чему научили вас Клод Монтана, Карл Лагерфельд, ДжанФранко Ферре?

— Я внимательно наблюдал за тем, как они работают… Монтана был очень силен в изделиях из кожи, у него великолепные куртки. Ферре — очень конструктивен в шелке, сорочках и платьях. У Лагерфельда и Хлое потрясающие платья. Каждый из них — отдельная история. Я у каждого учился лучшему.

— Вы были учеником великих мастеров. Есть ли у вас у самого ученики? Задумывались ли вы, кто придет после вас?

— Прежде всего я был работником, а уже потом учеником. Конечно, я многому у них научился, но зарабатывать, в итоге, должен был сам. На сегодняшний день у меня есть ученики. Их около 60 человек, они верят в мой стиль. Но они не только мои ученики, они еще и мои работники.

— Вашего учителя Клода Монтана за его модели из кожи черного цвета с металлическими украшениями упрекали в том, что он создает фашистскую моду. А в чем упрекали вас?

— Клода Монтану критиковали в 89-м и 90-м годах, потому что он открыл новую эру в haute couture. А в конце 90-го и 91-м в Париже он получил награду как лучший дизайнер трех сезонов подряд, в Париже. Когда творишь красивые вещи, тебя непременно критикуют. Когда тебя никто не критикует — значит, ты творишь нечто заурядное, что никого не волнует. Меня очень критикуют на Ближнем Востоке за то, что я чересчур подвержен европейскому стилю, т.к., на их взгляд, в своих нарядах я использую недостаточное количество вышивки. А в Европе меня критикуют за излишний ориентализм. Что сам я думаю на этот счет? Мои наряды для женщин, которые знают, чего они хотят в этой жизни. Для женщин не слишком восточных и не слишком европейских, каждая из которых считает себя первой женщиной на Земле.

— Говорят, что при создании одежды вы почти все делаете сами. Что вы можете передоверить ассистентам? А к чему их никогда не допустите?

— Естестественно, я не делаю все сам. Я рисую коллекцию, а потом дорабатываю при помощи свох ассистентов. У меня в команде есть люди, которые занимаются кроем, и я крою вместе с ними; также есть те, кто занимается посадкой одежды, я также делаю это вместе с ними. Я был бы очень рад делать все полностью самостоятельно, но, к сожалению, у меня нет на это времени. Также в моей команде работают люди, которые занимаются продажами, маркетингом, имиджем, различные консультанты.
И кстати, все те, кто работают на меня, очень меня любят, я чувствую это.

— Вы хороший босс?

— Не знаю, вам следует спросить это у моих подчиненных. Могу сказать, что я очень требователен, но когда все идет гладко, мы наслаждаемся вместе сделанной работой.

— Как найти баланс между оригинальным стилем дизайнера и общими модными тенденциями? Ведь мода это, с одной стороны, то, что нравится большинству, а с другой С каждый хочет быть особенным, не похожим на прочих.

— Если твой стиль оригинален, но при этом не соответствует моде, это значит, что ты старомоден и вне моды. Не существует никакого баланса, это приходит само собой. Ты либо актуален, либо живешь в другой эре. Мне кажется, что я стараюсь быть актуальным. Я — путешественник. Я много путешествую бок о бок с людьми, я выхожу с ними на публику, я учусь многому у своих клиентов. Я никогда не делаю того, чего им не нужно.

— Можете ли вы назвать себя законодателем моды?

— Не существует такого понятия, как «законодатель моды». Мое видение моды зиждется на новых тканях. Я создаю собственный дизайн ткани, производство некоторых из них занимает по 2-3 года. В работе я использую различные виды тканей: нейлон, новый барбур, все новые разработки, и у меня нет ни одной ткани, которую я купил бы на рынке. Даже ткань, проданная после показа, имеет мой лейбл.  Поэтому, я думаю, тот, кто создает ткань, и создает тенденции. В 2000 году, когда в моде были металлические браслеты, многие думали, что мы уже живем в будущем. Сейчас, в 2010-м, мы видим, насколько они ошибались.

— Планируете ли вы работать в области мужской моды? Или это не так интересно для вас?

— Это очень интересно, но, к сожалению, у меня нет на это достаточно времени. Сейчас я работаю над тем, что мне нравится, от чего я получаю удовольствие.

— Историк моды Александр Васильев однажды сказал, что дизайнер мужской одежды, если это женщина, должен быть слегка мужчиной, а дизайнер женской — слегка женщиной. Согласны ли вы с этим?

— Я прекрасно знаю Александра Васильева и полностью с ним согласен.  Здесь важна чувственность мужчины, ведь иногда мужчина способен  прочувствовать больше, чем женщина. Особенно когда ты подыскиваешь ткань, мысленно сам ее примеряешь, смешивая реальное с нереальным, думая о том, как женщина надевает этот наряд на себя. Но я лично всегда чувствую грань, когда нужно закрыть эту дверь и идти домой, быть отцом и мужем. Я знаю, когда необходимо чувствовать себя немного женщиной, а когда оставаться мужчиной.

— Можете ли вы сказать, что хорошо знаете женщин?

— Нет, это слишком. Я до сих пор учусь их понимать.

— Ваша супруга рада тому, что ее муж  кутюрье?

— Пусть лучше она сама отвечает на эти вопросы. Не думаю, что она без ума от моей работы, потому что я постоянно путешествую, меня не бывает дома, но в то же время она уважает то, чем я занимаюсь, и она верит мне.

— Как изменились женщины за последние годы, скажем, с конца ХХ века?

— Зависит от того — где…

— К примеру, в Европе, в Америке…

— Европейские женщины стали более целеустремленными, сосредоточенными на себе, уделяют меньше времени семье. На мой взгляд, это неправильно. Американские женщины напротив, стали более естественными. Их больше не интересуют шорты или прозрачные вещи. Они становятся все больше похожи на женщин в Эмиратах. Если же посмотреть на арабских женщин, то они становятся более раскрепощенными и любят следовать общемировой моде. Если же мы говорим о российских женщинах, то они очень либеральны и очень любят моду.  

— Кто ваши самые любимые клиентки? Как вы можете описать клиентку Tony Ward?

— Наряды от кутюр очень дороги. Поэтому мои клиентки — это женщины, которых, прежде всего, не волнует цена. Они очень уверены в себе и хотят всегда выглядеть великолепно. Наряд должен быть сшит только для них и больше ни для кого. В этом и есть смысл от кутюр.

— Каково ваше определение понятия «Высокая мода»?

— «Высокая мода» — это вечная история, которая рано или поздно подходит к своему концу.

2010 год

Вам также может понравиться