Bentley мчится по Ливану

2010 год

67 просмотров

В Бейрут я приехал с набором стереотипов и сакраментальным вопросом «Какая связь между Ливаном и Бентли?». В Баку вернулся полный ярких впечатлений и с ответом, стилистику которого ливанцы бы, возможно, не одобрили: «Почему бы и нет?»

«Куда?!» – поражались мои друзья, когда я им говорил о предстоящем путешествии, организованном компанией Bentley Motors. Трудно их винить. Несмотря на то, что географически Ливан сравнительно близок Азербайджану (все-таки не Чили), про эту маленькую ближневосточную страну у нас знают немного, пара ресторанов ливанской кухни в центре Баку как образовательные учреждения себя не оправдывают. Даже прямых рейсов Баку-Бейрут не существует – ни воздушных, ни железнодорожных, ни гужевых. Мне пришлось лететь через Франкфурт-на-Майне, и уже на борту немецкого «Аэробуса» я оценил размах мероприятия: бизнес-класс, просторное кресло, управляющееся 14 кнопками, бар, сотня фильмов на выбор, команда влюбленных в пассажиров стюардесс.

Сказка продолжилась в Ливане. Вернее в Ливане-то она и началась по-настоящему.

У аэровокзала нас ждали несколько Bentley Flying Spur Speeds (я попытался подсчитать общую стоимость кортежа и быстро устал от длинных чисел), которые отвезли прибывших гостей в отель Le Gray, расположившийся в самом центре Бейрута – в двух шагах от площади Л’Этуаль. Le Gray – современная гостиница из системы Campbell Grey Hotels, каждый из просторных: номеров которой обставлен по проекту Гордона Кэмпбелла Грея и Мэри Фокс Линтон. Характерные приметы – НD-панель, аква-телевизор, централизованное управление освещением, сантехника от Villeroy&Boch и добродушная приветственная открытка от генерального менеджера.

– На массаж вас записать? – спросила принимающая сторона.

– А как же!

Умерев и возродившись слегка ливанцем, я вышел из спа-центра в лобби, где за бокалом местного пива знакомились гости Bentley. Нас было мало, но мы были со всего света: США, Великобритания, Франция, Япония, Корея, Германия, Россия и, разумеется, Азербайджан! Журналисты, обозреватели, редакторы – представители всемирно известных изданий. А Дэвид Фишер из Германии оказался к тому же fаshiоn-фотографом и велогонщиком.

Этой высокотворческой команде под руководством любезных сотрудниц Bentley Motors завтра предстояло покорять Ливан, чтобы послезавтра Ливаном были покорены их читатели.

Площадь Этуаль в Бейруте

Стереотипы

Что я думал о Ливане раньше? Маленькая, арабская, а следовательно, мусульманская страна, которой пришлось долго воевать. Все оказалось так, да не совсем. Для сугубо арабской страны в Ливане слишком много надписей, вывесок, плакатов на иностранных языках – английском, французском. На одном из хайвеев обнаружился даже билборд на русском: «65 лет Великой Победы!»

Для мусульманской страны многовато уличной рекламы алкоголя и женского белья. Бывало, едешь по трассе, а мимо так и мелькают гигантские полуобнаженные красотки.

В религиозности ливанцам не откажешь, да. Но если мечетей я видел три-четыре, то церкви самых разных конфессий попадались буквально на каждом шагу. И старые, и свежевосстановленные, и новостроящиеся.

Активное строительство – вообще самая яркая примета современного Ливана. Стройки повсюду. Утраченное во время войны возрождается с невероятной скоростью. Повсюду щиты Opening soon, а открытых ресторанов, кафе, бутиков и того больше. Выйдя в город ранним утром, я принялся фотографировать вывески – знамена мирового гламура: Alexander McQueen, Vivienne Westwood, MontBlanc, Burberry, Bottega Veneta, Jimmy Choo, Buigari, Louis Vuitton, Zara, Audemars Piguet, Мах Azria, но скоро понял, что охватить весь спектр предлагаемой бейрутцам роскоши я не смогу и за несколько часов. Кстати, торговые центры в Ливане забавно зовутся «суками».

Люди

Ливанцы – добродушные, деловитые, жизнерадостные люди, очень напоминающие моих соотечественников. Метрдотель в ресторане говорил по-английски с таким бакинским акцентом, что захотелось перейти на русский и спросить, не его ли брат учился со мной в школе №66. Девушки в Бейруте предпочитают облегающие брюки и мини-юбки прочей одежде. Хиджабов не заметил. Почти все говорят на двух языках. А то и на трех.

Перед чемпионатом мира по футболу ливанцы на время забыли о патриотизме: над каждым вторым автомобилем развивался бразильский, немецкий или аргентинский флаг. Гости из Германии были приятно удивлены, увидев в ливанской глубинке трехэтажный домик, целиком укутанный в немецкий триколор.

Bentley-Beirut

Перезвон колоколов греческой церкви возвестил о нашем первом ливанском утре. Вскорости оказалось, что у Bentley к Ливану неспроста особое отношение. Ведь именно в Бейруте находится самое первое за пределами Великобритании представительство компании. Семейство Традов поставляет сюда эти роскошные машины уже 49 лет. «Да-да! – сказал Мишель Трад, глава и владелец Bentley-Beirut. – В следующем году будем праздновать юбилей. Когда-то представительство открыл мой отец. А сейчас уже подрастают мои сыновья – династия продолжается».

«Я хочу попробовать открыть свое дело, – шепотом признался мне юный Роджер Трад. – Но если не выйдет, вернусь в семейный бизнес». Роджер меня потряс еще и тем, что самостоятельно изучает русский язык. Зачем гражданину Ливана и Канады язык Достоевского? – Просто нравится!

Горы

Вновь рассевшись по Bentley разных цветов, мы выехали на запад, где в Ливанских горах был повержен очередной стереотип, будто на Ближнем Востоке не бывает горнолыжных курортов. Именно Ливан ими и славится! Один из самых шикарных горных курортов Мзаар предлагает сноуборды, сноумобили, и также прочие экстремальные развлечения – хайкинг, байкинг, климбинг, рафтинг. Жаль, снега не было. Все-таки лето. Надо бы вернуться туда в сезон. Уж очень уютный альпийский поселок этот Mzaar Mountain Resort & Spa.

Библос

И резко на север! Блаженный Библос, куда мы направились обедать, оказался уютным городком на самом берегу Средиземного моря. Люди здесь живут аж с четвертого тысячелетия до нашей эры. а то и седьмого – историки пока не договорились. В любом случае Библос официально является одним из самых древних городов, жители которого никогда его не покидали. Некогда эта местность была крупным экспортером папируса и древесины. Греческое слово «библос» (помните «6и6лия», «6и6лиотеха»?) – синоним слова «папирус».

Библос считается прародиной первого алфавита. По легенде, именно здесь богиня Исида нашла тело Осириса. А международная журналистская группа нашла в Библосе прелестный приморский ресторанчик Chez Рере Fishing Club, который в незапамятные времена был открыт энергичным мексиканцем Пепе с аппетитной фамилией Абед. Сейчас заведением управляет его сын, уже весьма пожилой, с гордостью демонстрирующий фотографии знаменитых посетителей фамильной харчевни – Клаудиа Кардинале, Макс фон Зюдов, Бриджит Бардо, Марлон Брандо, Омар Шариф, Вацлав Гавел, Рудольф Шустер, Джонни Холлидей – президенты, кинозвезды, певцы… Находясь почти у кромки воды, ресторан, разумеется, угощает морской пищей. Дорады и королевские креветки особенно хороши.

Пообедав, отправились в Замок Крестоносцев – центр археологического парка. В Библосе все просто дышит античностью! Кажется, что сейчас из-за античного угла выйдет какой-нибудь античный сэр Ланселот, сжимающий в крепкой руке тяжелый античный меч, и простерев длань…

Из-за угла вышел наш фотограф Доминик Фрейзер с цифровой камерой. Не крестоносец, но не менее благородный англичанин. Что-то в этих краях меняется, а что-то остается прежним.

Сурсок

Вечером во Дворце Сурсок, располагающемся на бейрутской улице Сурсок, нас принимал Родерик Сурсок – продолжатель знаменитой династии ливанских аристократов.

Скромный и одновременно величественный, господин Родерик показал свой фамильный особняк, воздвигнутый свыше ста десяти лет назад его предком. Согласно завещанию Николя Сурсока, в 1961 году дворец стал музеем современного искусства. В нем содержится около 5 тысяч произведений живописи, скульптуры, керамики, иконописи. Странно сознавать, что музей при всей своей культурной миссии остается жилым зданием. В центре одного из залов, увешанного работами прославленных живописцев, на роскошном ковре стоял винтажный педальный автомобильчик. «Тоже экспонат, часть истории Ливана», – подумал я с благоговением. Но прибежала смешная девчонка Ариана Сурсок без передних зубов и заявила, что именно она – владелица автомобиля… Столы нам по-средиземноморски накрыли во дворе. Диджей тщательно подбирал музыку, соответствующую великосветскому моменту. И был миллион перемен блюд – изысканных, нежных, воздушных.

Бейтеддин

Новый день был посвящен автопробегу по южному Ливану. Что за удовольствие вести роскошную Bentley по мягкой, уютной дороге. Жалеешь лишь о том, что вся трасса – извилистый серпантин, каждые 20 метров крутой поворот, причем слева – скала, справа – пропасть, а значит особо не разгонишься, и о 300 км/ч, обозначенных на спидометре Bentley Flying Spur Speeds, приходится лишь мечтать…

Мало ливанцам настоящей старины, они ее ко всему прочему имитируют! Где-то на юге находится причудливый Moussa Castle – замок, выстроенный неким изобретательным Мусой, выставившим здесь огромную коллекцию фигур, изображающих ливанцев былых времен – веселящихся, работающих, воюющих, охотящихся.

Наконец мы доехали до Бейтеддинского дворца. Построенный из бело-желтого известняка, добытого в окрестностях города, сочетающий арабский стиль с итальянским барокко, этот дворцовый комплекс когда-то олицетворял благополучие и могущество эмира Бешира Эль Шехаба II. После установления в Ливане независимости, украшенный мрамором, резьбой по кедру и великолепными мозаиками, дворец стал летней резиденцией президента. Сейчас здесь действуют музеи керамики, оружия и византийской мозаики. А в дни всемирно известного Бейтеддинского фестиваля внутреннее пространство дворца превращается в зрительные залы, которые могут вместить до 5000 зрителей. Программа фестиваля включает в себя концерты классической музыки, джаз, рэгги, выступления танцевальных коллективов, драматические спектакли и оперные постановки. Здесь выступали Элтон Джон, Монсеррат Кабалье, Пласидо Доминго, Андреа Бочелли и многие другие знаменитости. Вот и в день нашего визита во дворе устанавливали гигантскую сцену. Было людно и весело – школьницы в коротких клетчатых юбочках фотографировались на фоне каждого экспоната; учительницы, закутанные в платки, пытались собрать их в группу. Смотрители перекликались с рабочими. Журналисты изводили экскурсовода вопросами. Не знаю, как президент Ливана умудряется отдыхать в такой радостной суете.

Шато Кефрайя

Вино – это один из популярнейших ответов на вопрос, чем хорош и знаменит Ливан. Если не пробовали ливанских вин, вы многое потеряли. Я понял это в Шато Кефрайя – винодельне, где мы дегустировали одноименные белое, розовое и красное. Вина этих знойных краев известны с библейских времен, и я подозреваю, что найди крестоносцы священный Грааль, они бы применили его по прямому назначению. «А что, – сказали бы они, – вина тоже вполне божественные».

Умные Bentley

Вечером нас пригласили в бутик Designer’s Entourage, где добрый хозяин Нейман Аззи угощал гостей коктейлями и знакомил их с ливанским гламуром, сочетающим в себе культуру всего Средиземноморья. Играл струнный дуэт. Журчали фонтаны. Мы понимали, что это последний вечер в Ливане, отчего было немного грустно.

Так все же чья идея – собрать всех нас в Ливане? – спросил я у Кристин Гаскел, члена совета директоров Bentley Motors.

– Это креатив нашего lifеstуlе-департамента, – сказала Кристин. – Мы проводим такие мероприятия уже лет десять. Собираем небольшие группы журналистов и привозим в какую-то симпатичную страну. Погляди, как замечательно соединились в Ливане – история, культура и роскошь. И вместе с тем почти никто из наших попутчиков здесь не был. Ты бывал раньше в Ливане? Вот и я тоже здесь впервые. Мне очень нравится! Живые рассказы журналистов о поездках приносят куда больший маркетинговый эффект, нежели какие-нибудь рекламные растяжки над дорогой. То есть в выигрыше оказываются все – и журналисты, и читатели, и Bentley Motors.

Поздно вечером, после ужина, после прощальных дринков в ночном клубе на крыше бейрутского небоскреба, мы прощались с Кристин в лифте отеля Le Gray.

– Знаешь, Кристин, – сказал я, – вы затеяли замечательное дело, но главное, что вы сделали, Bentley, извини, отошли на второй план, вы в кратчайший срок смогли сдружить очень далеких друг от друга людей. Мы сегодня чувствовали себя слов но после смены в летнем лагере, аж комок в горле.

– Мне очень приятно, – сказала Кристин, – это действительно главное.

Пользуясь случаем, я хочу передать привет моим новым друзьям: Джону Смиту, Вусангу Джангу, Дэвиду Фишеру, Хендрику Лакебергу, Эмили Эйзат, Масахиро Накамуре, Хасану Ганиеву, Доминику Фрейзеру, Доминику Лоусону.

Особая благодарность очаровательным сотрудницам Bentley Motors Кристин Гаскел, Бените фон Мальцахн, Джулии Мароцци, Лиз Уорд, а равно и обаятельному Джеффу Даудингу – за все, что с нами случилось в Ливане. Надо как-нибудь повторить, а?

2010 год

Вам также может понравиться