Джейкоб Арабо: Мастер, о котором поют песни

2013 год

146 просмотров

Что объединяет Девида Бэкхема,  Криштиану Рональдо, Киру Найтли,  Милу Йовович,  Карла Лагерфельда,  неразлучных Дольче и Габбана,  сэра Элтона Джона с многочисленной армией чернокожих рэперов? Ведь все они такие разные… Это легендарный ювелир, сумевший объединить противоположности и найти подход к каждому, – Джейкоб Арабо,  с которым мы встретились в отеле Four Seasons Baku, на выставке Jewels of the World.

Рады приветствовать вас в Баку, мистер Арабо. Как вам наш город и как вам выставка?

– Прекрасный город, удивительно гостеприимные люди и потрясающие клиенты! И у Азербайджана, и у этой выставки большое будущее!

– Расскажите немного нашим читателям о вашей компании.

– Наш главный офис находится в центре Нью-Йорка, на 57-й улице. Также в Нью-Йорке расположено производство ювелирных изделий, а вот производство часов размещено, конечно, в Швейцарии. Живу я, кстати, тоже и в Америке, и в Швейцарии. Неделю в Женеве и три недели в Нью-Йорке. Ну, и конечно, приходится много путешествовать по миру – это тоже входит в мою работу – около 20 недель в году я нахожусь в разъездах. И кстати, окна моего офиса выходят прямо на отель Four Seasons (смеется). В Баку же мы представлены на самой главной вашей улице – проспекте Нефтяников, в бутике Chiarezza Fine Jewellery.

– Cколько у вас сотрудников?

– Всего у нас работает около 120 человек.

– Пожалуй, вы единственный человек на постсоветском пространстве, которому удалось достичь таких высот в часовой и ювелирной отраслях. Благодаря чему это произошло, как вы смогли достичь этого?

– Вы наверняка знаете мою историю – как обычный ташкентский мальчик Яков Арабов в 14 лет стал американцем. Я любил часы с детства и во время каникул работал у одного часового мастера. Я хотел изучить часовое дело, но мастер учил меня медленно и неторопливо – сначала один процесс, потом другой, потом третий… Нашей семье нужны были деньги, и я был вынужден бросить это занятие и устроиться на 6-месячные курсы ювелирного дела, где меня научили пользоваться инструментами. Я знал, что умею рисовать, чувствовал, что понимаю дизайн, и верил, что у меня все получится. В 17 лет я сделал свое первое ювелирное украшение и затем в течение трех с лишним лет выполнял заказы различных ювелирных компаний, после чего зарегистрировал свой собственный бренд. Но и в ювелирном деле, и в часах я выигрывал именно дизайном: мои дизайны были очень неординарными, они нравились всем.

– Прозвище «Jacob The Jeweller» вы получили тоже благодаря своему дизайну?

– Отчасти. Это прозвище я получил в начале 1990-х с легкой руки музыкантов. В то время Jacob&Co делал для них очень крупные украшения, которые по умолчанию должны быть заметны на сцене и на фотографиях. Невозможно было обойтись маленьким скромным колечком – нужны были серьезные, крупные, статусные вещи. И именно музыканты определили тогдашний почерк «Jacob The Jeweller» и вознесли меня на ювелирный Олимп (улыбается).

– А сколько времени вам потребовалось, чтобы утвердиться на часовом Олимпе?

– Часы всегда были моей мечтой. Вы, наверное, знаете, как тяжело пробиться в часовую индустрию. Это очень узкий круг, и там не дают новичкам вырасти. Но нам потребовался всего один год. Свои первые часы мы сделали к Базельской выставке 2002 года, и уже на BaselWorld-2003 на торжественном ужине Клод Биве, акционер и бывший СЕО Hublot, произнес тост: «Я хочу выпить за человека, который нам, швейцарцам, показал, сколько сейчас времени! Джейкоб, за тебя!» Я был очень тронут, это был большой комплимент для меня. Но если говорить в целом, то для меня часы – это не прибор, показывающий время. Это символ, красивый, модный, цветной аксессуар, который способен вдохновлять и радовать людей.

В целом же что касается бизнеса – хочу сказать, что многие люди просто боятся начать. Боятся вложить деньги, время, свои силы. А у меня не было этого страха. Я знал, чего хочу, и смело шел к этому. 

– Какой была ваша первая часовая коллекция?

– В детстве мне всегда нравилось смотреть, как в крупных компаниях на стене висит несколько часов, которые показывают время в разных городах мира. И мои первые часы так и назывались – «5 time zones». Это были часы с 5 временными зонами, для 5 городов мира, которые чаще всего посещает их обладатель. Помимо двух традиционных стрелок, на циферблате размещены еще четыре счетчика, показывающие время в четырех культовых городах – Нью-Йорке, Лос-Анжелесе, Париже и Токио. Вся конструкция выглядит очень стильно и удобна именно своей функциональностью. Сначала часы были кварцевыми, а потом я решил, почему бы не сделать их механическими! Мы сделали, и все прошло очень хорошо! Позднее мы представили новую «фишку»: 5 разноцветных часовых ремешков, которые можно менять по настроению.

– А в чем фишка ваших нынешних часов?

– У нас, например, есть часы с турбийоном и запасом хода в 31 день. Модель с точно таким же запасом хода есть и у A.Lange&Söhne, но у тех часов нет турбийона – это значит, что наши часы на порядок сложнее. У нас также есть модель сразу с 4 турбийонами. Потом наши последние часы, которые сейчас рекламирует Криштиану Рональдо, – Ghost – часы с 5 временными зонами, только в формате digital. А знаете почему Ghost? Потому что там время, словно привидение, появляется на циферблате, когда ты нажимаешь кнопку и исчезает само собой спустя некоторое время.

– А кто был вашим первым клиентом? Можно сказать, обозначил начало вашего подъема?

– Бигги Смоллс! Это очень известный чернокожий рэпер, который сейчас в лучшем из миров. Однажды его невеста зашла в наш магазин, и ее настолько очаровало одно украшение, что она оставила залог и обещала на следующий день прийти с женихом и купить его. На следующий день они купили его. А уже через день Бигги Смоллс привел в мой магазин целую армию рэперов.

– Кто лицо вашего бренда сейчас?

– Криштиану Рональдо. Скоро мы будем делать с ним «event» в Монте-Карло, куда я с удовольствием приглашаю и вас. Там будет ежегодная двухнедельная выставка, на которой мы представим все наши последние разработки.

– Говорят, про вас даже слагают  песни в Америке. Неужели это правда?

– Абсолютная правда. Про меня и мои украшения спето 60 песен. Разумеется, они не все полностью воспевают меня, но если в тексте упоминается имя моего бренда, имя коллекции моего бренда или имя конкретных часов Jacob&Co, то я записываю песню на свой счет. Наш маркетингово-рекламный отдел собрал все эти песни на один диск, и он хранится у нас в архиве – так, на всякий случай (улыбается). Но я знаю, что есть много гораздо более известных и популярных брендов, которые упоминаются в песнях еще чаще – Prada, например, или Louis Vuitton. Такому молодому бренду, как мой, оказаться в их компании – это большая честь.

– Вы дружите со своими клиентами?

– У нас много клиентов, которые просто приходят в магазин и покупают что-то, но те, кто знает меня лично, – с ними я дружу. Вчера, например, мы отмечали день рождения одного из моих друзей. Он приглашал меня приехать на его день рождения, но я сказал, что не могу, потому что мы делаем выставку в Баку. И он говорит: «ОК, тогда мы прилетим в Баку». И приехало почти 80 человек, мы гуляли почти всю ночь, отмечая его день рождения.

– Говорят, вы сотрудничаете с еще одним гением дизайна Иваном Арпа?

– Уже нет. Он работал у меня год, и был дизайнером. Он очень талантливый человек, но нам было трудно работать, поскольку у него есть свой собственный бренд. Мне нужны люди, которые будут думать только о нашей работе, о нашем бренде, будут гореть за него и отдаваться ему полностью. Так что полноценного сотрудничества у нас не получилось.

– Каким вы видите свое будущее?

– Хочется, чтобы бренд рос, становился все более известным, значимым, чтобы придумывались новые еще более потрясающие вещи. Я благодарен Всевышнему, что он дал мне талант, что ко мне приходят неординарные идеи, так что, думаю, впереди все будет хорошо!

– Вы счастливый человек?

– Думаю, да. Вокруг меня столько красоты, столько драгоценностей и так много друзей! И я сам делаю людей счастливыми!

Специально для журнала Boutique Baku
2013 год

Вам также может понравиться