Ален Шимель: Национальное достояние Франции

2015 год

112 просмотров

Национальное достояние – может ли быть что-то почетней принадлежности к этому списку, признания того, что вся нация гордится творением своих граждан – музыкой, живописью, архитектурой, одеждой? Да-да! И одежда может оказаться в перечне национального достояния, если, разумеется, эта одежда являет собой истинный шедевр, демонстрируя не только высокое качество, но и дух своего народа. Маркой мужской одежды Zilli, известной на весь мир, действительно гордится вся Франция. Она занесена в список национального достояния, а ее основатель и руководитель Ален Шимель в 2007 году удостоился награды Кавалера Национального Ордена Почётного Легиона Франции, а в 2011 году был награжден Национальным Орденом за особые заслуги перед Францией.

Господин Шимель, ваши родители владели в Лионе ателье по пошиву пальто и курток, а также несколькими магазинами. Но вы решили заняться юриспруденцией. И вместе с тем позже вернулись в семейный бизнес. Что повлияло в обоих случаях на ваше решение?

– Расскажу вам, как все было. Хотя было это очень-очень давно. Моя мама родом из Монте-Карло, где мой дед на протяжении 30 лет был управляющим того знаменитого казино. А мой отец был евреем из Польши. Познакомились мои родители после Второй Мировой войны в Лионе. Там и поселилась наша семья, там же в университете я получил образование: изучал право, философию, литературу, политические науки. Затем я год провел в Германии, стажировался в Риме. Словом, долго наслаждался учебой, пока родители не спросили: сынок, теперь, выучившись, скажи: ты будешь заниматься одеждой для мужчин или для женщин?

Это, право, анекдот!

– Нет-нет! Все эту историю воспринимают как шутку, но так и было! В те времена в Лионе жил Теофило Зилли – мастер, приехавший из итальянской провинции Фриули. Он славился высоким качеством производимой одежды, шил, в частности и для моего отца. Меня направили к Теофило, и я понял, что надо действительно решать: заведовать ли рулеткой в Монте-Карло, посвящать ли себя политике в надежде когда-нибудь стать президентом Франции или заняться надежным бизнесом. Я сделал свой выбор, и вот уже в следующем году мы будем праздновать 50-летие марки Zilli.

И хоть надежды стать главой Французской республики совсем не осталось (смеется), я считаю, что сделал свой выбор правильно. И чрезвычайно рад, что наш Zilli – один из самых изысканных брендов мужской одежды в мире. И то, что мы создаем – тоже часть большой французской культуры.

Сегодня Zilli семейное предприятие. А ваши дети, подобно вам, не делали ли попыток пойти работать в иную сферу?

– Все мои дети уже подросли, выучились, обзавелись собственными семьями. И в Zilli они пришли, как и следует самостоятельным людям, вполне осознанно. Ведь они выросли в нашем ателье, они воспринимают себя как часть большого дела под названием Zilli. Я очень надеюсь, что они будут и в дальнейшем поддерживать честь нашей марки.

Как вы считаете, что было самым трудным при построении вашего бренда?

– Формировать марку высокого мирового уровня – конечно, непростое дело. Это произошло и сознательно и бессознательно, ибо мы вкладывали в это дело и свой ум, и свою душу.  И поэтому считаем, что производим не просто одежду, мы производим счастье. То есть мужчина, носящий Zilli, получает  удовольствие от процесса.

Существуют ли какие-нибудь табу для вашей марки? Чего никогда не позволит себе Zilli?

– Никаких компромиссов! Чтобы сделать лучший продукт мы придерживаемся четырех принципов: высококачественное сырье, превосходная ручная работа, отличный стиль и, наконец, первоклассный сервис при реализации. Если один из этих пунктов отсутствует, значит, дело пошло не так.

Фото: Натаван Вагабова

Будучи одним из признанных лидеров рынка мужской одежды, вы неминуемо сталкиваетесь с подражанием вашему стилю. Как вы к этому относитесь?

– Что ж… Есть действительно лидеры. Я с большим уважением отношусь к таким брендам как Armani, Ralph Lauren – это достойные созидатели, путь каждого из них самобытен и интересен. Есть марки, не буду их называть, которые, скажем так, вдохновлялись работами от Zilli. А есть немало современных брендов, которые откровенно подражают нам. Что тут сказать? Очень плохо, что они не создают свое, оригинальное. Печально это.

Прислушиваетесь ли вы к мнению критиков от моды?

– Дело в том, что Zilli не является маркой, подчиняющейся веяниям и неким закономерностям мира моды. Это марка вневременная. Zilli – не Дом моды. Zilli – это средство, чтобы быть самим собой.

Как вы считаете, что в марке Zilli можно назвать самым замечательным?

– Безусловно, нашу продукцию делают лучшие профессионалы, и ее качество вне сомнений. Но самое главное – образ мышления от Zilli. Наши клиенты – люди, независимые не только по части финансов, но прежде всего независимы интеллектуально, духовно!

Каждый ли достоен бренда Zilli?

– Ответ очень простой. Все-таки марка для человека, а не человек для марки. А значит, мы стараемся быть достойными людей. И когда мы видим, что президент Ильхам Алиев, другие важные персоны надевают Zilli, для нас это очень приятно, мы этим очень гордимся. И считаем, что справились со своей миссией. Я встречался в Париже с господином Алиевым, он произвел на меня очень сильное впечатление.

Zilli занесен в список национального достояния Франции. Накладывает ли это какие-то обязательства?

– Более того. Zilli – это совокупность французской и итальянских культур. Мы, несомненно, очень ответственно относимся к своему статусу. Неспроста же меня приняли в Орден Почетного Легиона (улыбается). Мы постоянно поддерживаем Биеннале современного искусства в Лионе, являющееся одним из крупнейших событий в этой области. Мы спонсируем знаменитую Виллу Медичи в Риме. Словом, меценатство – важная составляющая нашей жизни. Дом Zilli – это еще и Дом Культуры.

Часто ли надеваете знак Почетного Легиона?

– Вы же знаете, французы обожают награды (улыбается).

Что вы думаете о содружестве наших культур?

Я хочу отметить, что Кавказ – является одним из мировых центров – центров культуры, центров развития цивилизации. Я читал русскую литературу, на Кавказе бывал Лермонтов… Меня всегда интересовал этот регион, и я весьма начитан в этой области.

И я думаю, что неспроста в годы войны в Баку побывал генерал Шарль де Голль, который ехал на встречу со Сталиным. Очень уважаю де Голля. Это была сильная личность. Он вполне мог отказать и Сталину и Рузвельту. Он делал только то, что считал правильным.

Я знаю, что когда-то до этих мест дошел один из римских легионов. Вот и мы пришли. Но это не значит, что Zilli является колонизаторской маркой (смеется).

Скорей миссионерской.

– Вот с этим я согласен (улыбается).

Фото: Натаван Вагабова

Есть мнение, что рынок роскоши сегодня ориентирован больше на Восток, на страны бывшего СССР. Европа пресытилась «люксом»?

– Я бы не сказал, что Европа пресытилась. В Европе имеются веками сложившиеся традиции. Поэтому уже нет такого ажиотажа. А для других что-то внове. Возьмем, к примеру, Восток. Люди выросли в климате, отличном от европейского, климате жарком, в иной культурной среде. И поэтому, когда они прибывают на наш континент, то прикасаются к нашей культуре, к нашим традициям, а то и становятся частью нашего праздника. Отсюда эффект, что они покупают нашу продукцию больше. То же касается и людей из холодных стран, скажем, из Сибири. Это просто горячая встреча с европейской культурой (улыбается).

Как будете праздновать 50-летие марки?

– А что такое праздник? Прежде всего, это семейное торжество. Но, признаться, подробно я об этом еще не думал. Ведь это будет еще в следующем году. Полагаю, что это будет праздник для всей нашей большой семьи, для всех наших работников. А их, между прочим, 500 человек. Это историческая веха. Колесо истории продолжает вертеться и для меня сейчас стоит новая задача: какими будут наши следующие 50 лет, и каким встретит бренд Zilli свое 100-летие. Вопрос не в передаче нашего наследия другому поколению, я сказал бы так: сумеем ли мы сохранить и продолжить нашу историю.

А для нас праздник визит такого человека в Баку…

– Увы, я бываю в Баку не так часто. Я должен объезжать 50 стран и последний раз был в Баку 10 лет назад. К счастью, здесь у нас есть прекрасный партнер Суад Фаталиев – истинный джентльмен. Без него у меня не было бы столько азербайджанских клиентов по всему миру. Но то, что я успел увидеть в Баку – достойно восхищения. За последние годы столица Азербайджана достигла невероятных успехов.

Вы любите вспоминать Стендаля, других писателей, философов… С чем это связано? Чему, например, научил вас Стендаль?

– Возможно, ежечасному, ежеминутному поиску смысла жизни. Озарение может наступить внезапно и в любую секунду. Это может касаться отношений с женщиной, это может касаться чего угодно… И раз! Ты вдруг понимаешь – что вот он, момент истины. Без этих мгновений жизнь не жизнь.

Как часто случаются с вами такие моменты?

– Когда вижу продукцию Zilli (смеется). Поэтому-то я и живу полной жизнью. Но вообще это интересный подход. Живем мы один раз, и жизнь нужно воспринимать таким образом.

Я немало читал. И все прочитанное – от Ницше до «Анны Карениной» Льва Толстого – я старался и стараюсь использовать в нашем созидательном процессе. Создается определенное культурное пространство – как раз то, чего нет у наших подражателей. И очень важно, что наши друзья в Баку понимают это. Мы мыслим на одной частоте, без этого не получилось бы столь долгого и успешного партнерства. Ведь партнерство как супружество (улыбается).

С Аленом Шимелем на Торговой

Специально для журнала «Баку». 2015 год

Вам также может понравиться