Нормандия. Живерни. Клод Моне

2015 год

56 просмотров

Если во Франции будет проходить соревнование за титул Самой Цветущей Провинции, то, несомненно, в финал легко прорвется Прованс – неторопливый, избалованный добрым климатом, разнеженный под южным солнцем. Но в последний момент задумчивая Нормандия вынет из рукава козырь и обставит всех соперников. Этим козырем будет деревушка Живерни – уголок Верхней Нормандии. Эти места слыли густо населенными со времен каменного века, но отнюдь не монастыри и лепрозории сделали их популярными в современную эпоху. Расцвет Живерни в буквальном и переносном смысле начался с того момента, когда мимо Живерни проезжал на поезде художник Клод Моне. Он увидел симпатичное поселение, слез с поезда, поселился, обжился и постепенно превратил милое местечко в восхитительное.

Мое путешествие по Нормандии тоже началось с вокзала – парижского Сен-Лазара, где я, владея французским лишь на уровне песен из фильма «Д’Артаньян и три мушкетера», некоторое время потерял на то, чтобы выяснить разницу между пригородными и междугородними поездами. При помощи одного лишь «пуркуа па, пуркуа па» это сделать оказалось непросто, но в итоге я нашел и платформу, и эшелон.

Поезд до Вернона удобен. В нем можно ехать хоть прислонившись к стенке, хоть сидя на полу, хоть заняв ступеньки, ведущие на второй этаж.

Две остановки и вот я уже в Нормандии. В Верноне каждый парижский поезд встречают 2-3 автобуса, которые за скромные 6 евро отвозят всех желающих в Живерни. Можно прогуляться пешком – истые любители марш-бросков с баулами, тюками и чемоданами так, несомненно, и делают.

Высадка в Живерни поначалу может привести в замешательство. Потому что стоянка автобусов находится на какой-то лужайке среди полей. Но после, приглядевшись, вы убедитесь, что за полями и тополями имеются домики, а то и особнячки. В полях внезапно обнаруживаются ламы, страусы и даже кенгуру. Ламы и страусы с интересом знакомятся с туристами, надеясь на разнообразие рациона.

Улица, на которой располагался мой отель, больше напоминала тропинку между полями, но отель оказался замечателен. Он назывался «Сливовый сад» и неспроста. В саду были также другие фруктовые деревья, пруд и изящные столики – для завтраков и прочих посиделок.

Мансарда, где я поселился, была наполнена эротическим искусством – рисунками, пастелями и даже скульптурой.

Чтобы не томиться одиноко в этой красоте, пошел я гулять по Живерни. Без чемодана это приятно и интересно.

Цветы, цветы, цветы… Как здесь не стать импрессионистом? Я сдерживался из последних сил.

Каждый закоулок старой Живерни – история мирового искусства. Живерняне этим искренне гордятся, выпячивая историю при каждом удобном случае.

Вот на этой улочке художник Теодор Робинсон написал свою знаменитую картину «Свадебный марш». Узнаете? За сто лет изменилось немного.

В Живерни с легкой руки Клода Моне постепенно поселилось немало художников – французских и американских. Они рисовали Живерни и Клода Моне.

См. картину Джона Сингера Сарджента «Клод Моне рисует».
John Singer Sargent «Claude Monet painting»

Некоторые художники снимали комнату у какой-нибудь доброй старушки, некоторые селились в отеле Baudy. Особо усидчивые со временем покупали недвижимость.

Сегодня в Живерни, разумеется, больше туристов, искусствоведов и торговцев живописью.

Но куда здесь ни заглянешь – обнаруживаешь что-нибудь прекрасное. А на холме стоит деревенская церковь. При церкви – кладбище. Кстати, знаете ли вы, что если в деревне имеется церковь, то она имеет право называться «село»?

Здесь и похоронен великий импрессионист Клод Моне. А также его родственники и потомки.

На мемориальную табличку какая-то добрая душа положила кисточку…

Любуясь цветами, вдыхая пчел и ароматы полей, снимая кошек с деревьев и переводя старушек через дорогу, я догулял до Музея Импрессионизма.

Деревенский музей в Живерни своей активной жизнью даст фору любому нашему городскому. И очереди там, словно в мегаполисах на распродажах. Постоянная экспозиция в музее всегда сочетается с тематическими выставками.

К моему появлению здесь подготовили собрание работ Эдгара Дега.

На стене картина «Хлопковая биржа в Новом Орлеане». На переднем плане картины сидит дядя Дега, Мишель Мюссон, брокер хлопковой биржи. Брат Рене Дега читает газету, а другой брат, Ахилл, на заднем плане облокотился на подоконник.

И разумеется, Клод Моне.

Как известно, у Клода Моне было несколько излюбленных тем. Одна из них – кувшинки в собственном пруду. Это, пожалуй, самые известные картины Клода Клодовича.

Поэтому кувшинки стали одним из брендов деревни Живерни. Очень популярный среди туристов ресторанчик тоже назвали в честь этих цветов.

Ресторанчик настолько популярен, что повар, готовивший здесь горячие блюда, застрелился. Или уволился. Во всяком случае мне официант твердо сказал: «Из меню можем подать только холодное». Я заказал салат из морепродуктов за 15 евро. Он оказался велик и хорош. Пиво тоже было вкусное и холодное – официант не наврал.

После дня проживания в Живерни я свободно здесь ориентировался, помогал заблудшим туристам выйти к музею, направлял страждущих в ресторан Baudy, рекомендовал музейный магазинчик и кричал в ухо пожилой итальянке: «Бабуля, автобусная остановка таааам!»

Словом, еще б пара дней и меня бы избрали в сельский совет. А через месяц я наверняка стал бы председателем колхоза имени Клода Моне.

Но приехала остальная группа, состоящая из четырех красивых москвичек и одной прекрасной француженки. Группе нужно было сделать две важные вещи:

1) Прервать мою общественную деятельность и перенаправить меня в другие области Нормандии.

2) Посмотреть Дом и Сад Клода Моне.

Клод Моне жил в Живерни с 1883 года до своей смерти в 1926 году. Возле своего дома с его знаменитым розовым кирпичным фасадом он разбил прекрасный сад с арками из вьющихся растений, цветниками из глициний и азалий, прудом с кувшинками (водяными лилиями) и мостиками в японском стиле. Друзья приезжали к Моне в гости и привозили все новые и новые саженцы.

До сих пор здесь сохраняется уют. Спасибо всем, кто привел в чувство этот дом после упадка. И никак, конечно, нельзя не поблагодарить Мишеля Моне, сына художника, который в 1966 году завещал усадьбу и сад вокруг неё Франции.

Согласно путеводителям, «комнаты внутри дома окрашены в разные цвета, в точности такие, какими они были при жизни Моне, а стены многих комнат по-прежнему украшает собранная самим Моне замечательная коллекция подлинных японских гравюр, включая чудесные работы Хокусаи и Хиросиге».

Кажется, что в саду Клода Моне царит беспорядок, но это лишь первичное впечатление. На самом деле все подчинено сложной и очаровательной гармонии. Не зря же сам Моне считал этот сад своим главным шедевром.

Железная дорога, по которой когда-то ездил мимо Живерни Моне, теперь не существует. На ее месте – неширокое шоссе. А сад Моне располагается с обеих его сторон.

Чтобы полюбоваться второй частью, нужно пройти в нее через подземный переход. Там вы увидите речушку, которая питает знаменитый пруд Моне.

Вот те самые кувшинки в том самом пруду.

Моне в Живерни обожают, но не боготворят. Вон, какую смешную куклу можно купить в сувенирном магазине при музее.

Наслаждаться природой и искусством в Живерни можно долго. Как не понять тех художников, которые остались там навсегда?

А вот мне нужно было ехать дальше.

Благодарю за организацию поездки Atout France и лично Инессу Короткову, Анастасию Костычеву, Эмили Урсуль.

2015 год

Вам также может понравиться